Вход  
Подписчики 0
Раиса Аркадьевна

Статья Л. П. Лельчука "С Бирюковым было интересно работать и приятно дружить"

В теме 1 сообщение

 

Цитата
Л. П. Лельчук. С Бирюковым было интересно работать и приятно дружить

К 75-летию Владимира Афанасьевича Бирюкова

Владимиру Афанасьевичу Бирюкову 75 лет! Годы уходят, как вода в песок.

Любой юбилей подталкивает к воспоминаниям, и они уносят меня во времена, когда мы были значительно моложе.

Мы с Владимиром Афанасьевичем ровесники, оба родились в 1933 году и приехали на Камчатку почти одновременно. Это было в середине 50-х прошлого века.

Пути наши в первые годы почти не пересекались, шли параллельно. Владимир Афанасьевич жил на побережье, налаживал работу рыбацких предприятий, я же осваивал учительскую специальность в школах областного центра — Петропавловска-Камчатского.

Его фамилия появилась у меня на слуху значительно позже, в 1960-е годы, когда он возглавил Камчатрыбпром, а я уже работал в должности заведующего отделом народного образования (облоно) Камчатского облисполкома. Мы, конечно, знали друг друга, здоровались при встречах, но не более того. Каждый занимался своим делом. Как-то раз я попросил о встрече. Мне хотелось наладить более прочные связи между школами и рыболовецкими предприятиями. Уже не помню подробностей этого разговора, но впечатление от него осталось благоприятное.

Более близко мы познакомились позднее, когда Владимир Афанасьевич стал вторым секретарём Камчатского обкома КПСС, а затем председателем Камчатского облисполкома. Тогда я впервые оказался у него в прямом подчинении.

За долгие годы работы в органах народного образования и администрации Камчатской области мне приходилось сталкиваться со многими людьми, которым я был подчинён. Это председатели облисполкома Г. М. Ведев, В. И. Алексеев, Н. А. Синетов, их заместители Н. И. Алькова, Н. Н. Давыдова, И. А. Шикунова. Областной отдел народного образования был организацией двойного подчинения. Поэтому в число своих прямых начальников я должен включить и министров просвещения РСФСР того времени, и их заместителей.

Это были очень разноплановые и интересные люди. Некоторых из них уже нет с нами на этом свете. Я храню о них добрую память. Тем, кто жив, желаю здоровья и долгих лет жизни. Но хочу сказать прямо: из всех своих руководителей наиболее сильной и мощной фигурой считаю Владимира Афанасьевича Бирюкова. Стилю его руководства присуще умение вычленить главные задачи, отбросить мелочи и несущественные детали, сосредоточить на решении этих задач финансовые и материальные ресурсы, проявить силу воли и настойчивость в достижении поставленной цели.

В роли председателя Камчатского облисполкома Владимир Афанасьевич проработал сравнительно недолго. Наши отношения в тот период были только официальными, мы мало общались за пределами служебных обязанностей. Но уже тогда я ясно видел силу и масштаб этой личности.

Как человек Владимир Афанасьевич раскрылся в трудный для него момент. Он был обвинён в искажении статистической отчётности в период работы в Камчатрыбпроме, его сняли с работы и исключили из партии.

Решение принимали центральные партийные органы. Попытки Камчатского областного комитета КПСС хоть как-то защитить Владимира Афанасьевича были безуспешны. В тот период такое решение означало полный крах служебной карьеры и длительную полосу семейных неприятностей.

В. А. Бирюков был не единственным человеком, попавшим под колесо проводившихся тогда "кампаний по очистке рядов…" Но он был единственным, кто пережил этот период достойно, не сгибаясь и не жалуясь на несправедливость.

Его поведение тогда вызывало моё восхищение. Только вчера он ездил на персональных автомобилях, а сегодня спокойно садился в автобус и ехал на работу вместе с рядовыми горожанами, ещё вчера он был вторым человеком в области, а сегодня пришёл в небольшую проектную организацию и сидел за столом в общем кабинете на должности рядового инженера.

Мне доводилось в то время встречать Владимира Афанасьевича просто на улице. Он разговаривал спокойно, доброжелательно, не жаловался на жизнь и прямо смотрел в глаза. Чувствовалось, что человек не видит за собой никакой вины.

Конечно, никто не знает, что творилось у него в душе. Я думаю, что время постепенно смягчало боль нанесённых ему душевных ранений, но уверен, что чувство обиды за несправедливый приговор оставалось.

Потом началась горбачёвская перестройка, и Владимир Афанасьевич вновь был востребован.

Перестройка конца 1980-х — очень сложное, многоплановое явление. Можно её ругать, хвалить или не давать однозначных оценок, но, несомненно, она притянула к политической жизни страны многомиллионные массы людей, выдвинула сотни и тысячи новых руководителей, которых раньше никто не знал.

Бирюкова же знали и не забывали.

В памяти людей он оставался сильным, справедливым и авторитетным руководителем.

Он принял идеи перестройки. Возможно, в какой-то мере сказывалась та обида, что была ему нанесена прежней властью. Но это, конечно, не главное. Владимир Афанасьевич хорошо понимал, что возможности планового управления экономикой полностью себя исчерпали, страна стремительно катилась вниз, продукты и товары первой необходимости исчезали с прилавков магазинов, повсеместно свирепствовал тотальный дефицит. Возникла острая необходимость смены политической и экономической системы.

И вот апрель 1990 года.

Этот месяц для Камчатки можно считать знаковым. Только что состоялись выборы в Верховный Совет РСФСР и в Камчатский областной Совет народных депутатов. Повсеместно шла развёрнутая критика так называемых "аппаратчиков", борьба за исключение статьи 6-й Конституции страны о руководящей роли КПСС, полемика о роли Б. Н. Ельцина в ходе предстоящих реформ. Именно по ответам на эти вопросы люди судили о позиции того или иного политического деятеля.

Интересно, что тогда на политическую арену выходили и становились очень популярными люди противоположных идеологических воззрений. Так, эксплуатируя коммунистические лозунги, используя свои ораторские способности, а также мысли и чувства многих людей, не отделяющих свою судьбу от судьбы КПСС, на авансцене политической жизни Камчатской области впервые появился М. Б. Машковцев. С прямо противоположными лозунгами, острой критикой КПСС, партноменклатуры выступал ранее никому не известный Айварс Лездиньш. Оба были популярны, сражались на экранах телевизоров, позднее добились немалых успехов.

Выборы в Советы различных уровней тогда проиграли председатель Камчатского облисполкома Н. А. Синетов, его заместитель Б. П. Синченко, 1-й секретарь горкома КПСС Л. Н. Егоров.

Я тоже принимал участие в выборах. Учителя выдвинули мою кандидатуру в Верховный Совет России. Прежде чем дать согласие на участие в выборах, я позвонил В. А. Бирюкову и спросил, будет ли выставлена его кандидатура. И если будет, то по какому округу. Мне не хотелось составлять ему конкуренцию. Владимир Афанасьевич дал мне понять, что участвовать в выборах не собирается. Развитие событий показало, что у него были другие планы.

Баллотировался я по Елизовскому избирательному округу, прошёл во второй тур, где проиграл мелиоратору Абабко, члену популярной тогда организации "Инициатива", созданной геологом Сидорчуком.

Запомнилась первая сессия нового областного Совета. Депутаты — люди разных политических взглядов и убеждений. Многие из них стали заниматься политикой во время перестройки, закалили себя в ходе митинговых словесных баталий. Назову лишь некоторых: руководители "Инициативы" геолог Сидорчук и учитель Засухин, авиатор Устинович, работник порта (если я не ошибаюсь) Мещеряков, инспектор облоно Саньков, секретарь обкома КПСС Зиновьев, командующий флотилией Шуманин, капитан второго ранга Премьяк.

Сессия тогда поразила своей нестандартностью. Мы впервые столкнулись с приёмами "буржуазной" демократии: блокирование, искусственное создание отсутствия кворума, демонстративный уход из зала, отказ от регистрации и пр. Но ко всему привыкаешь.

Одной из главных задач сессии было избрание председателя облисполкома. Основной фигурой, претендовавшей на эту должность, был В. А. Бирюков. Конкуренцию ему составлял Б. П. Синченко. Но исход борьбы был предрешён. В Синченко депутаты видели аппаратчика прежних времён, а Бирюков ассоциировался с личностью, пострадавшей от прежних властей. Да и программу действий Владимир Афанасьевич представил вполне реальную, базировавшуюся на фактическом анализе ситуации и предстоявшем реформировании экономики.

Так Владимир Афанасьевич вновь стал председателем Камчатского облисполкома и начал формировать свою команду. Должность первого заместителя он предложил недавнему конкуренту Б. П. Синченко, на должность заместителя по промышленности выдвинул С. В. Тимошенко, профессионального рыбака, которого хорошо знал.

В одном из перерывов сессии Владимир Афанасьевич подошёл ко мне и предложил стать его заместителем, имея в виду поручить мне курирование проблем социального направления.

Я размышлял не очень долго. Во-первых, мне казалось, что 23 года пребывания на должности заведующего облоно срок вполне достаточный. Во-вторых, перечень проблем, которые предстояло решать, показался мне интересным. В-третьих, хотелось поработать вместе с Владимиром Афанасьевичем.

Короче, я дал согласие. Скажу сразу: эти годы, с 1990-го по 1997-й, стали самыми трудными, но и самыми счастливыми в моей жизни.

Постепенно команда Бирюкова была доукомплектована. В неё влились В. В. Болтенко, В. В. Симонов и А. И. Усов.

Камчатская область в 1990–1991 годах напоминала мне огромный корабль, плывущий в открытом море, где свирепствует двенадцатибалльный шторм. При этом казалось, что на этом корабле отказали все навигационные приборы. Нас швыряло с волны на волну, и неизвестно было, куда надо прокладывать путь. Кризис следовал за кризисом.

Помню первый период всеобщего товарного дефицита, когда делить приходилось каждую пару носков, ботинок, каждый литр молока. Ввели талоны. Учёт запасов и предложения по их распределению вносил С. В. Тимошенко. Рассматривали эти предложения все вместе. Окончательно утверждал Бирюков.

Когда мы с женой получали талонные "простыни" и расстилали их на столе, жена сурово спрашивала, обойдусь ли я целый месяц одной парой носков и смогу ли пригласить гостей на день рождения, имея одну бутылку водки. Что я мог ей ответить?

Потом был кризис наличной валюты, когда люди не могли получить зарплату, отоварить свои талоны, выехать в отпуск, так как в банках не было наличных денег. Надо было видеть, сколько слёз было пролито в кабинетах руководителей области, какие жаркие страсти там кипели и с каким нетерпением ждали мы самолёт с наличностью.

В конечном итоге денежные купюры были доставлены, однако последовал кризис неплатежей, вызванный отсутствием денег на счетах предприятий и организаций. Этот кризис длился значительно дольше и был более тяжёлым.

Ситуация ещё больше обострилась, когда правительство Гайдара отпустило цены, и они взлетели на неимоверную высоту.

Конечно, нам было тяжело в ту пору. Но ещё тяжелее было людям, попавшим под каток необходимых, но далеко не всегда продуманных реформ. На предприятиях, в организациях стали создаваться забастовочные комитеты. Учителя, которые ещё недавно выдвигали мою кандидатуру кандидатом в депутаты Верховного Совета России, теперь настойчиво требовали моей отставки. В таком же положении были и другие мои коллеги.

Но наш капитан был спокоен, твёрд и готов к принятию ответственных решений. В острые, тяжёлые моменты мы собирались все вместе для обсуждения ситуации. Обсуждение было свободным, окончательное решение принимал В. А. Бирюков. Изыскивались возможности дотирования социально значимых товаров. Каждый из нас действовал по своему направлению.

С. В. Тимошенко в тот период основное внимание уделял адаптации рыбопромышленных предприятий к работе в новых условиях. Он также работал над пополнением товарных запасов, прежде всего продуктов. Одной из первых ласточек был, как мне помнится, прибывший в Петропавловск-Камчатский пароход с бананами, закупленными в Новой Зеландии. Их тогда продавали населению, кажется, по 5 руб. за килограмм. Появились и множились частные торговые предприятия разных форм. В область стали завозить мясо, куриные окорочка, муку, крупы и пр. Рынок постепенно наполнялся.

Б. П. Синченко отлаживал взаимодействие администрации с коммерческими банками, вносил предложения по стимулированию развития экономики.

Мне было поручено создать систему социальной защиты населения, особенно тех, кто в силу возраста или здоровья не мог обеспечить себе заработок в необходимых для жизни размерах. Тогда и родились программы социальной поддержки населения, которые обновлялись ежегодно.

Обо всех решениях администрации мы старались сообщить населению, разъяснить людям ситуацию. В программе местного телевидения появился еженедельный "Час администрации". В этой программе перед населением регулярно выступали губернатор (так позднее стала называться должность главы администрации), его заместители, глава администрации областного центра.

Говорят, что сейчас эта практика не сохранилась. Очень жаль. Выступление губернатора перед населением — это, как мне кажется, необходимый элемент его работы.

Об этом периоде можно говорить без конца. Каждый день приносил события, которые врезались в память. Только к 1993 году ситуация стабилизировалась, хотя и осталась очень нелёгкой. Появилась возможность не только заниматься текущими проблемами, но и подумать о перспективе.

Уже первые месяцы совместной работы с Владимиром Афанасьевичем показали, что стиль его руководства отличается от привычных шаблонов.

Начну с отношения к средствам массовой информации. Перестройка развязала руки журналистам. Ушла в прошлое цензура. На страницах газет, журналов, экранах телевидения стали обсуждаться ранее запретные темы. Остро критиковались действия губернатора, его заместителей. Появилась первая камчатская негосударственная телевизионная компания "ТВК", возглавляемая Владимиром Ефимовым. Двери администрации для журналистов всегда были открыты.

Надо сказать, что критика администрации не всегда была справедливой. Журналисты порой пользовались непроверенными слухами, выдавали предполагаемое за действительное, искали, как говорится, "жареные" факты. Порою было обидно это слушать или читать, хотелось всё опровергать, что-то доказывать. Губернатор В. А. Бирюков нас сдерживал.

"Свободная пресса нам нужна, — говорил он. — Мы не должны и не можем контролировать средства массовой информации. Наоборот, мы должны быть открыты для журналистов, а они должны быть свободны в своей оценке нашей деятельности. Их критика важна для нас, она заставляет исправлять допущенные ошибки. Свободная пресса заставляет нас не забывать о своей ответственности, строже относиться к себе и к своим действиям".

Позиция губернатора заключалась в том, чтобы, не ограничивая свободу СМИ, всемерно помогать им.

Эта позиция реализовывалась на практике. Была учреждена газета областного Совета "Вести", администрация выступила соучредителем газеты "Рыбак Камчатки", помогала коммерческим СМИ. Бывало, В. Ефимов, основательно раскритиковав администрацию на экране, в тот же день приходил попросить помощи и содействия. И такую помощь он всегда получал.

Ровно так же относился Владимир Афанасьевич и к оппозиции.

Оппозиционные политические силы весь период 1990-х фактически возглавлял М. Б. Машковцев. За его спиной стояла довольно мощная организация КПРФ и все те, кто ей сочувствовал.

Михаил Борисович Машковцев использовал все возможности для того, чтобы критиковать администрацию В. А. Бирюкова. Любое принятое нами решение М. Б. Машковцев принимал в штыки. Он участвовал во всех забастовках, митингах и пикетах. С рупором в руках призывал к свержению строя и губернатора. Использовал депутатские полномочия для выступлений в прессе.

Будучи председателем областного Совета народных депутатов и имея там большинство своих сторонников, он добивался принятия законов, которые не могли быть реализованы из-за недостатка финансирования.

Так, например, областной Совет принял закон, в соответствии с которым любой житель Камчатской области, имевший доход ниже прожиточного минимума, имел право получить доплату из бюджета до этого самого минимума. Наши возражения о том, что сумма таких доплат многократно превышает объём годового бюджета области, и о том, что реализация такого закона породит иждивенческие настроения, во внимание не принимались. М. Б. Машковцев требовал его подписания губернатором.

Конечно, этот закон не был реализован, да М. Б. Машковцев и сам понимал его невыполнимость. Но ему нужна была популярность.

Уже в конце 1990-х он развернул широкую кампанию по отзыву губернатора, которая тоже ничем не кончилась.

Таких примеров много.

Несмотря на всё это, В. А. Бирюков требовал от нас внимательного отношения к оппозиционным силам, настаивал на анализе их критических предложений, на использовании того рационального, что в них содержалось. Он всегда принимал М. Б. Машковцева, выслушивал его и давал нам поручения по итогам этого разговора.

Вспоминаю, что иногда мне становилось даже обидно. Я приходил к губернатору, говорил о той или иной проблеме, губернатор выслушивал спокойно, таких проблем было много. Но потом приходил Машковцев, говорил Бирюкову о той же проблеме, но реакция была значительно более острой, а действия более решительными.

Потом я понял, что так и должно быть: любое замечание оппозиции, если оно правильно и актуально, должно оперативно учитываться, чтобы не стать проблемой политической.

Есть ещё один момент, о котором хочется сказать особо. Владимир Афанасьевич никогда не путал отношение к лидерам оппозиции, которые не гнушались никакими средствами для достижения политических целей, и к их рядовым сторонникам. Он хорошо понимал, что среди людей, на которых опирается М. Б. Машковцев, много таких, которые не в силах поменять своих убеждений. Они много лет состояли в рядах КПСС, воспитаны ею, воспринимают новую власть и новый политический строй как зло, с которым необходимо бороться. Их нельзя за это осуждать, их нужно понять.

Камчатский областной совет ветеранов войны, труда и правоохранительных органов долгое время возглавлял Павел Иванович Давыдов. Мы хорошо понимали, что на всех выборах он сам, его президиум, да и весь совет ветеранов голосуют против нас. Но это не отменяло нашего глубокого уважения к Павлу Ивановичу и ко всем ветеранам. Их всегда принимали вне очереди, их проблемы были первоочередными, их чествовали во время праздников. Да и они с большим уважением относились к губернатору и его команде. Вот такая диалектика!

Владимир Афанасьевич возглавлял администрацию Камчатской области более 10 лет. Весь этот период он был прост и доступен для рядовых граждан. Часы приёма соблюдались неукоснительно. Но и вне этого расписания, если появлялась какая-нибудь бабушка, которая хотела встретиться с губернатором, ей открывалась зелёная улица. Нам, его заместителям, порой приходилось долго ждать в приёмной, пока он беседует с очередным внеплановым посетителем. Нам казалось, что время не терпит, наши проблемы жгли нам руки, а он продолжал неторопливую беседу.

Он вообще никогда не торопился! Это было одно из его замечательных качеств. На улице могли бушевать пикеты, М. Б. Машковцев произносил зажигательные речи, в зале заседания бушевали сотни возмущённых граждан, а В. А. Бирюков со своими заместителями, в кабинете, не торопясь, обсуждал ситуацию и искал нужное решение. Только после этого выходил к людям.

Рабочий день губернатора начинался в 9 часов утра и заканчивался, как правило, к 11 часам вечера. С собой домой он захватывал папку с нерассмотренными документами. Утром на работу часто шёл пешком, с ним была та же папка, но документы были уже рассмотрены, на них стояли визы и поручения. Утром из окна его приёмной можно было наблюдать следующую картину: губернатор стоит возле входа в администрацию, его перехватили заинтересованные граждане, с которыми он беседует.

Говорят, что нынешний камчатский губернатор ездит на машине с охранниками, в сопровождении ГАИ, а в администрацию никто не может зайти без специального пропуска. Даже бывшие губернаторы должны выписывать себе пропуск. И всё это выдаётся за деловой стиль, помогающий продуктивно работать, не обращая внимания на вечно путающихся под ногами граждан. Может быть, что-то в этом и есть. Но я бы: во-первых, создал в администрации портретную галерею всех губернаторов Камчатки; во-вторых, снабдил тех из них, кто живы, пожизненными пропусками в администрацию и наделил их правом внеочередного приёма должностными лицами; в-третьих, значительно упростил пропускной режим, учитывая при этом вопросы безопасности.

Владимир Афанасьевич Бирюков — человек культурный, эрудированный, многосторонний. Камчатская хоровая капелла, камерный оркестр, областная библиотека и многие другие учреждения культуры Камчатки своим сегодняшним положением обязаны именно ему. Евгений Иванович Морозов, Георгий Александрович Аввакумов всегда появлялись в администрации, когда вставал вопрос об очередных гастрольных поездках. Нужны были деньги. Я не помню случая, чтобы им отказали.

Меня иногда спрашивали, не обижаюсь ли я, что деятели культуры идут к губернатору через мою голову. Я отвечал, что понимаю разницу между заместителем, который может лишь внести предложение, и губернатором, который может решить вопрос по существу. При этом я, как правило, умалчивал о том, что у нас с губернатором уже был разговор на эту тему и позиции согласованы.

Владимир Афанасьевич любит встречи семьями, он прекрасный семьянин, беззаветно любит свою жену, детей и внуков, в компаниях любит петь, умеет хорошо готовить, особенно блюда из рыбы, остроумный собеседник. С ним интересно работать и приятно дружить.

В 1997 году семейные обстоятельства вынудили меня поставить вопрос об отъезде с Камчатки. Владимир Афанасьевич долго не соглашался. Но в конечном итоге вынужден был уступить. С той поры я живу под Москвой, но связи с Камчаткой и Бирюковым не теряю. С помощью Владимира Афанасьевича мы создали Камчатское землячество "Гамулы". Иногда связываемся по телефону. Когда он бывает в Москве или я на Камчатке, обязательно встречаемся.

Владимиру Афанасьевичу Бирюкову 75 лет! Годы уходят, как вода в песок. Когда мы стали вместе работать, нам было на 18 лет меньше. Но он и сегодня остаётся для меня примером во всём: любит Камчатку, работает ради её блага, не забывает старых друзей.

Повторюсь: годы совместной с ним работы стали для меня самыми трудными, но и самыми счастливыми. Трудными — так как многочисленные проблемы ежедневно валились на наши головы. Счастливыми — потому что, находя решение этих проблем, мы ощущали свою нужность и полезность в данный момент на данном месте.

Совсем недавно, в мае, мне тоже стукнуло 75. Раздался телефонный звонок. Я был рад услышать голос Владимира Афанасьевича.

И он мне сказал:

"Поздравляю. Единственное, о чём я жалею, это о том, что мы мало поработали вместе. Нам хорошо работалось, и мы хорошо понимали друг друга".

Это было самое ценное из всех поздравлений, что я получил в те дни.

Владимир Афанасьевич, будьте здоровы, живите долго на радость своей семье и своим друзьям. Я писал эти строки с глубоким к Вам уважением и любовью!

Л. П. Лельчук.

Октябрь 2008 года.

Публикуется по оригиналу, представленному автором.

0

litsite_315_19.gif

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений на Камчатском форуме создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!


Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.


Войти
Вход  
Подписчики 0