Раиса Аркадьевна

Землетрясения: мнение экспертов, обсуждение землетрясений и способов выживания

В теме 99 сообщений

В 19.11.2008 в 21:25, Александр сказал:

Сегодня, 19 ноября 2008 года, в 20.25 по местному времени, — очередное землетрясение на Камчатке

Кстати, скоро исполнится 37 лет со дня последнего (на сегодняшний день) сильного землетрясения, которое испытали на себе жители Петропавловска-Камчатского и его окрестностей.

Оно произошло утром 24 ноября 1971 года.

Старожилы Камчатки! А также те, кто уже уехал с Камчатки, но жил здесь в 1971 году!

Расскажите, как вы и ваши родные, знакомые пережили этот день — 24 ноября 1971 года?

Поделитесь воспоминаниями. И, конечно, своим опытом!

Темы о землетрясениях и обо всём, что связано с этим стихийным бедствием на нашем Камчатском форуме:

3

litsite_315_19.gif

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Как противостоять землетрясениям?

С самим подземным толчком человечество не умеет и, надо полагать, не скоро научится бороться, но вот снижать уровень потерь от него становится все более доступным. Опыт показывает, что сильное землетрясение способно погубить и ранить сотни и даже тысячи человек, оставив без крова десятки тысяч. При этом местные больницы бывают повреждены настолько, что не могут принимать пострадавших, население остается без электричества, воды, пищи, газоснабжения, транспортная система рушится, возникают пожары и т.д. Даже в таких, с одной стороны, развитых, а с другой - сейсмоактивных регионах, как штат Калифорния или Японские о-ва, где давно уже ведется сейсмостойкое строительство, оценки потерь от неизбежных толчков невероятно высоки.

Американские специалисты считают, что в районе Хайуордского разлома земной коры, проходящего вблизи Сан-Франциско, вероятность мощного землетрясения до 2031 г. составляет 25 %. Если его магнитуда достигнет 6.7 по шкале Рихтера (что не является абсолютным максимумом), оно, полагают исследователи, унесет от 3 до 8 тыс. человеческих жизней и только прямых убытков причинит на сумму от 170 до 225 млрд долл. В случае повторения событий, происшедших в пригороде Токио — Канто в 1923 г., когда магнитуда составила 8 баллов по шкале Рихтера, с жизнью расстанутся приблизительно 60 тыс. человек, а ущерб превысит 2 трлн. долл. США. Согласно официальным оценкам, прямые убытки от сейсмических явлений в США составляют в наше время не менее 4.4 млрд. долл. в год.

Чтобы уменьшить последствия таких трагических событий, ныне уже имеются достаточные возможности: это и составление точных локальных карт с указанием степени риска для каждой местности, и разработка совершенных правил сейсмостойкого строительства, и создание новых систем и материалов для такого строительства, реконструкция и укрепление старых сооружений и т. п. Однако, как отмечает ведущий эксперт в этой области У. Лейт (W. Leith; Геологическое управление США в Боулдере), первичные данные, описывающие характер поведения зданий и сооружений при возникновении предельных нагрузок, а также результаты их анализа весьма скудны и часто субъективны. Использование лабораторных данных затруднено из-за недостаточного понимания процесса взаимовлияния почв и сооружений, особенно в случаях возбуждения высокочастотных колебаний.

Специалисты считают необходимым организовать широчайший сбор реальной информации о подвижках земной поверхности, о накапливающемся в недрах напряжении, смещении пластов земной коры в сейсмоактивных областях — и только тогда появится возможность строить правдоподобные модели грядущего события и принимать решения о том, какого типа здания допустимо возводить или восстанавливать в каждой конкретной местности.

Шаг в нужном направлении сделан в США. Геологическое управление и его национальная сейсмическая система начали широкую модернизацию и расширение сети наблюдений; только в крупных городах и пригородах предстоит задействовать около 6 тыс. сейсмостанций данной сети. Помимо этого, Национальный научный фонд США создает свою систему NEES (Network for Earthquake Engineering Simulation — Сеть моделирования инженерной сейсмологии), цель которой состоит в анализе данных о колебаниях земной поверхности и связанном с ними поведении различных сооружений и объектов инфраструктуры. На специальных слушаниях, проведенных недавно в Конгрессе США, была утверждена Национальная программа сокращения опасности от землетрясений. По плану, составленному Институтом изучения проблем инженерной сейсмологии, предлагалось более чем вдвое повысить государственные ассигнования на эту программу. Но реально за истекшие четыре года выделена лишь десятая часть необходимых средств.

Американские ученые с горечью приводят в пример Японию, где после страшного землетрясения 1995 г. в Кобе (о.Хоккайдо) средства на регистрацию событий и анализ данных были доведены правительством до 1 млрд долл. Хотя площадь Японских о-вов и штата Калифорния вполне сопоставимы, в Стране восходящего солнца насчитывается вдесятеро больше сейсмостанций, регистрирующих сильные смещения земной коры; существует там и Национальная сеть прогноза и предупреждения о возможных подземных толчках.

Сейсмологи США провели анализ событий, связанных с организованным террористами в 1995 г. взрывом административного здания в г. Оклахома-Сити. В известной мере его можно уподобить естественному землетрясению, причем сила первоначального толчка, его гипоцентр и другие параметры было несложно определить по количеству и свойствам заложенной преступником взрывчатки. По заключению специалистов, число жертв и размеры разрушений могли бы оказаться куда меньшими, если бы здание возводилось с учетом правил сейсмостойкого строительства. К 2010 г. объем строительства новых зданий и сооружений в США достигнет, по оценкам, 1 трлн. долл. в год. Сейсмологи подчеркивают, что сравнительно небольшие затраты, учитывающие опасность землетрясений, привели бы к весьма значительной экономии таких средств в случае неизбежных стихийных бедствий.

Источник информации: Science. 2004. V.304. № 5677. P.1604 (США).

Поделитесь воспоминаниями. И, конечно, своим опытом!

Раиса Аркадьевна, а ты сама расскажи.

Ты где была во время камчатского землетрясения 1971 года?

1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Ты где была во время камчатского землетрясения 1971 года?

Дома, в постели. Как раз собралась вскочить: сын заплакал, ему ещё и месяца не было. А тут и тряхнуло.

Но мне самой неинтересно рассказывать, мне хочется других послушать-почитать!

0

litsite_315_19.gif

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
...скоро исполнится 37 лет со дня последнего (на сегодняшний день) сильного землетрясения, которое испытали на себе жители Петропавловска-Камчатского и его окрестностей.

Оно произошло утром 24 ноября 1971 года.

Уже не "скоро", а сегодня.

0

litsite_315_19.gif

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Не думал, что даже японцы на такое способны...

Именно японцы и способны! У них готовность к землетрясению вообще "национальная идея". В каждой семье приготовлен рюкзачок с НЗ! А какие книжки для детей, с цветными рисунками: куда спрятаться, когда ты один дома, — это вообще класс. Я видела такую. Нам с японцев брать и брать пример.

Может быть, стоит ответы в отдельную тему поместить, а то так и хочется подсмотреть.

Вот и хорошо, что хочется.

0

litsite_315_19.gif

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
10. "Город разбит на квадраты со стороной 250 метров, в каждом квадрате имеется неприкосновенный запас питьевой воды и продовольствия и обозначена группа людей, которая в случае землетрясения занимается спасательными работами в своем квадрате".

Раиса Аркадьевна, это ты где вычитала? Тоже хочу почитать про японцев и как они готовятся к землетрясениям.

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
P. S. О Токио было очень интересно узнать. Не думал, что даже японцы на такое способны... )
Цитата(Раиса Аркадьевна)

10. "Город разбит на квадраты со стороной 250 метров, в каждом квадрате имеется неприкосновенный запас питьевой воды и продовольствия и обозначена группа людей, которая в случае землетрясения занимается спасательными работами в своем квадрате".

Раиса Аркадьевна, это ты где вычитала? Тоже хочу почитать про японцев и как они готовятся к землетрясениям.

Эту фразу я взяла из книги "К землетрясению без риска" (авторы А. В. Викулин, В. Н. Дроздюк, Н. В. Семенец, В. А. Широков), которая была выпущена в 1997 году в Петропавловске-Камчатском.

Хотя книге более десяти лет, но не думаю, что за эти годы в Японии что-либо изменилось к худшему.

В этой же книге есть глава, посвященная землетрясению 1995 года в японском городе Кобе. В ней говорится не только о Кобе, но и о готовности к землетрясениям в Японии вообще. Это действительно интересно, поэтому беру на себя смелость процитировать почти всю главу (с. 28–32). (Надеюсь, авторы книги не будут в обиде.)

Почему "устоял" Кобе…

На первый взгляд может показаться, что в заглавии этого раздела допущена ошибка. Но давайте не будем спешить с выводами и постараемся разобраться по существу дела.

В Японии расходуются немалые средства на исследование землетрясений, их прогноз и предотвращение последствий. В частности, десятки миллионов долларов ежегодно расходуются на выполнение мероприятий, направленных только на обучение населения правильным действиям в случае сильного землетрясения. И тем не менее землетрясение с эпицентром вблизи г. Кобе, происшедшее 17 января 1995 г. в 5 час. 46 мин. утра по местному времени, было полной неожиданностью как для жителей города, так и для всей Японии.

Землетрясение имело довольно большую магнитуду, равную 7,2, почти такую же, как Спитакское 8 декабря 1988 г., Петропавловское 24 ноября 1971 г. и Нефтегорское 28 мая 1995 г. Глубина гипоцентра составила примерно 20 км. Поэтому сотрясения, как и в расположенном в очаговой зоне Спитаке, достигали интенсивности 7 баллов по японской шкале или 10 баллов по принятой в нашей стране 12-балльной шкале MSK-64. Напомним, что гипоцентр Петропавловского землетрясения 24 ноября 1971 г. был расположен на глубине около 100 км, что и обеспечило "всего лишь" 7-балльные (по 12-балльной шкале) сотрясения в нашем городе.

<…>

Аналогией японского толчка 17 января 1995 г. в камчатском варианте был бы случай, когда эпицентр землетрясения оказался бы, например, расположенным под дном Авачинской губы, то есть в непосредственной близости от городов Петропавловска-Камчатского и Елизово. Трудно сказать, что было бы с этими городами в случае такого землетрясения. К великому счастью, в соответствии с имеющимся сейсмологическим материалом такой вариант расположения эпицентра достаточно сильного землетрясения в районе Петропавловска-Камчатского невозможен.

<…>

Наиболее сильные колебания при землетрясении [в городе Кобе] 17 января 1995 г. продолжались около 20 секунд. Но эти секунды унесли жизни более чем 5300 человек, 27 тыс. человек были ранены и 300 тыс. лишились крова. Было разрушено 11 тыс. домов. Ущерб от землетрясения составил 9,5 триллиона иен. Сами японцы так охарактеризовали это землетрясение: "Нет другого события в Японии в XX столетии, кроме землетрясения в Канто 1 сентября 1923 г. и второй мировой войны, которое бы унесло так много жизней и разрушило так много надежд в эти несколько секунд".

Землетрясение в Кобе — большая трагедия для Японии. Это несомненно. И все же, чего больше в приведенном выше высказывании: сожаления по жертвам и потерям или по "разрушенным надеждам"? Не так уж и велико число жертв при землетрясении в Кобе по сравнению с другими японскими землетрясениями. И что это за надежды? Нам представляется, что эти вопросы — далеко не праздное любопытство. Получить на них ответы — это значит действительно понять, что на самом деле для японца означает землетрясение.

Весьма характерной является динамика изменения числа жертв в Японии в результате землетрясений и цунами. Всего в период между землетрясениями 1 сентября 1923 г. и 17 января 1995 г. в результате этих стихийных бедствий погибли 16 727 человек. Из них 16 017 человек, или около 96 % всех жертв, приходится на землетрясения, происшедшие в 20–40-х гг. И лишь 4 % — на землетрясения 50–90-х гг. Почему?

Для получения ответа на этот вопрос достаточно провести следующий сравнительный анализ. В результате сильнейшего землетрясения 4 марта 1952 г. с магнитудой 8,2 и с очагом вблизи о. Хоккайдо погибли 33 человека и 91 человек был смыт цунами, разрушено 615 зданий. В то время как при каждом из землетрясений 1944 и 1946 гг. с такими же магнитудами погибло до 1000 и более человек, число разрушенных домов составило около 20 тысяч. И второе сравнение. Выше уже была приведена характеристика землетрясения 1927 г. с очагом в Японском море [погибших — более 3 тыс. человек, разрушенных зданий — более 10 тысяч]. Так вот, при таком же по магнитуде землетрясении, но с эпицентром, расположенном несколько севернее, вблизи г. Ниигата, в 1964 г. погибли "всего" 26 человек, хотя, согласно статистике (скрупулезной японской статистике, в которой все подсчитано с точностью до единицы!), 1960 зданий стали непригодны для проживания. Не все из этих зданий были разрушены. Многие из них просто "легли на бок", ибо по конструкции они представляли собою монолитные железобетонные строения. В результате люди остались живы.

Таким образом, приведенные примеры показывают, что после войны в Японии самым серьезным образом на государственном уровне взялись за решение программы по выработке мер с целью уменьшения потерь при землетрясениях.

И программа эта не просто провозглашена. Она доведена практически до каждого японца, и все принимают участие в ее реализации. Например, при гигантской площади город Токио с многомиллионным населением разбит на квадратики со сторонами 250 метров (!) каждый. При этом в каждом квадрате создан неприкосновенный запас питьевой воды (40 тонн) и продовольствия и обозначена группа людей, которая в случае землетрясения должна будет заниматься спасательными работами в своем квадрате. Между всеми группами налажено взаимодействие.

И все же, несмотря на существование такой продуманной и разветвленной системы предупреждения землетрясений и ликвидации их последствий, 17 января 1995 г. погибает более 5300 человек и 300 тыс. человек лишаются крова. Так что же, система не сработала?

Одному из авторов книги в июне 1995 г., то есть через 5 месяцев после землетрясения, довелось побывать в г. Кобе. Это, конечно, не Спитак спустя год (целый год!) после трагедии, где люди были озлоблены и развалины зданий находились в "первозданном" виде. Японцы были деловиты, отзывчивы, предупредительны, внутреннего напряжения не чувствовалось. Большая часть разрушенных зданий была уже демонтирована и убрана. Контраст между Кобе и Спитаком разительный — разные миры.

Массовые разрушения, не считая причальных сооружений морского порта, в основном были сосредоточены в двух небольших районах города. <…> Разрушенные в этих районах здания исключительно старой постройки. Материал, из которого они были построены, в основном дерево, наполовину просто сгнил от времени. Нарушение газопроводов и линий электропередачи, что вполне закономерно для землетрясений такой интенсивности, вызвало многочисленные пожары в таких поврежденных домах. Современные здания, банки и офисы почти не пострадали. Лишь на некоторых домах кое-где видны были небольшие волосяные трещины. Пострадало лишь несколько высотных зданий и участок скоростной магистрали…

Япония отказалась от помощи, которую готовы были предоставить другие государства. И сделано это было, на взгляд автора этих строк, не только из гордости, но и от сознания того, что созданная на государственном уровне мощная система по ликвидации последствий от стихийных бедствий сработает четко и быстро. В очень короткое время были восстановлены все поврежденные транспортные магистрали и морской порт, крупнейший не только в Японии, но и в мире. Факты свидетельствуют — Кобе "выстоял".

Конкретной информации о том, как японцы готовят население к возможному сильному землетрясению, у меня, к сожалению, нет. Буду благодарна всем, кто найдёт что-либо об этом и процитирует в форуме.

0

litsite_315_19.gif

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

А часто ли на Камчатке бывают землятресения? Насколько я знаю, большая часть России не лежит на местах стыка литосферных плит. Или я ошибаюсь?

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
А часто ли на Камчатке бывают землятресения?

Вот еще карта сейсмической активности в Российской Федерации в 1990–2006 годы:

post-1-1232162437_thumb.png

Источник карты землетрясений: earthquake.usgs.gov

Насколько я знаю, большая часть России не лежит на местах стыка литосферных плит. Или я ошибаюсь?

Смотрим схему тектонических плит: 

post-1-1232162737_thumb.jpg

Источник схемы тектонических плит: en.wikipedia.org

1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Теперь понятно, где и что... В основном Россию и не трясет. А Камчатку — наоборот, аж не видно от кругляшков. :D

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

О земной стихии — землетрясениях написано много. История хранит большое число катастрофических землетрясений. О них мы кое-что знаем. Однако наши познания ограничиваются малым количеством фактов, особенно о последствиях этого бедствия. Память сопротивляется их запоминанию. Как бы специально сохраняет нашу психику для других забот и дел, оберегая нас. Даже нас, камчатцев, живущих в краю активной вулканической и тектонической деятельности земной коры, где мы просто обязаны знать о землетрясении все.

Жителям полуострова Камчатка приходится постоянно находиться в стадии ожидания сильного землетрясения. Потенциональную опасность для себя ощущаем с каждым, даже небольшим потряхиванием земли. Особенно в Петропавловске-Камчатском, городе сплошных застроек, частично низкого качества (дома 1940–1950-х годов).

Что нас ожидает после сильного и, не дай бог, катастрофического землетрясения в Петропавловске-Камчатском?

Сильное разрушение жилых и общественных зданий, возведенных из шлакоблоков в 1940–1960 годы. Это районы Петропавловска-Камчатского: улиц Индустриальной, Океанской, Курильской, Красной сопки, Ленинской, Советской, Ленинградской и Владивостокской в районе 5-го километра.

Разрушение домов из крупных блоков, постройки 1960-1970-х годов в районе 5–6 километров и в районе Силуэта, 9-й школы.

Частичные обрушения панельных домов и лестничных пролетов в них постройки 1970–1990-х годов.

Перекрытие проезда обломками домов на улицах Океанской, Беляева, Драбкина, Красной сопки, Курильской, Ленинской, Советской, Кроноцкой, Владивостокской, Автомобилистов, проспекте 50 лет Октября, микрорайонах Дачный, Энергетик, Зазеркальный, Горизонт-Юг и Горизонт-Север, районе Силуэта.

Возможно долгое отсутствие электроснабжения, водоснабжения и связи. Могут быть очаги сильных пожаров. Не исключаются случаи мародерства и разгула других преступлений.

Могут быть полностью разрушено в Петропавловске-Камчатском 30–120 строений. Под завалами может оказаться от 500 до нескольких тысяч человек!

Для их разбора и спасения людей потребуется 60–100 различных кранов, 30–60 бульдозеров, 60–200 единиц режущей техники и не менее 3000 спасателей.

На ликвидацию последствий такого землетрясения своих сил на Камчатке не хватит. Первыми кто может нам через 6–10 часов помочь: Магадан, Якутск, Хабаровск, Владивосток, Благовещенск, Иркутск, Новосибирск и Красноярск.

Такая, вот получилась страшилка. Даже сам испугался. Надо приготовить все-таки мешок спасения с продуктами, вещами и необходимыми предметами. Береженого бог бережет!

1

piragis_315.gif

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Мы все умрем, в случае сильного землетрясения? :D

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Лысьва15 сказал:
Мы все умрем, в случае сильного землетрясения?

Теоретически Петропавловск-Камчатский ждет та же учесть, что и жителей Гаити после землетрясения 12 января 2010 года, которое сейчас у всех на слуху и постоянно идет информация об этом землетрясении в СМИ. Только различия будут в деталях. У нас меньше будет разрушений. Все-таки строили дома в Петропавловске-Камчатском с арматурой и крепче.

Рекомендую хорошо вглядываться в видеоряды с места землетрясения, показывающие разрушения и процесс спасательных операций на Гаити. На вторые сутки там еще не было спасателей! Ведь нам надо учиться выживать после разрушительных толчков первые дни в одиночку.

Только одно удручает. Мы в завалах при нашей погоде и климате долго не протянем, как гаитяне. Там холодов не бывает. У нас при спасении теплая одежда должна быть на первом месте. Затем вода и продукты.

А сегодня, 14 января 2010 года в 18.40 в Петропавловске-Камчатском было два резких толчка. Эпицентр находился недалеко от города.

0

piragis_315.gif

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
14.01.2010 | Эксперты: Сегодняшняя наука не позволяет точно определить время и место землетрясений

Яна Литвинова и Рафаэль Саков

В результате сильного землетрясения на Гаити под рухнувшими зданиями погибли, возможно, тысячи человек. Оценить точные масштабы трагедии пока не представляется возможным. Эпицентр землетрясения, сила которого составила семь баллов, находился в 15 километрах к юго-западу от столицы страны Порт-о-Пренса. Сообщения о жертвах и разрушениях поступают со всей территории страны, и это землетрясение стало одним из самых сильных в этом регионе за два последних столетия. Сегодня гостями нашей передачи стали Леопольд Лобковский, заместитель директора Института океанологии, и Дмитрий Орешкин, ведущий научный сотрудник Института географии Российской Академии наук. Господин Лобковский, о предсказании землетрясений уже очень давно говорят, но, насколько я понимаю, с абсолютной точностью это сделать нельзя до сих пор. А с какой долей вероятности это можно сделать?

Лобковский: К сожалению, сегодняшняя наука не позволяет нам определить точно время и место землетрясений, особенно таких сильных, какое произошло на Гаити. Чем сегодня располагает наука — это тем пониманием, что есть активные сейсмические зоны, такие как зона субдукции, где океаническая литосфера погружается под континент, и происходит огромное накопление упругой энергии. Вот к таким зонам относится и область Карибского моря, вернее, область Антильской дуги, где литосфера Атлантического океана погружается под структуры вот этой самой дуги. И в этой зоне, действительно, должны накапливаться непрерывно большие деформации и большие напряжения. И время от времени они приводят к такой драматической разрядке. Аналогичная ситуация была, если вы помните, в 2004 году на Суматре. Точно также, в общем, ученые более или менее представляли, что это зона опасности, но не смогли ее предсказать.

Литвинова: Нет, но, вы знаете, зона опасности... Суматра, Гаити, то же самое можно сказать о Камчатке, о Японии — абсолютно та же самая ситуация. Ученые, в принципе, знают, что это сейсмически активные зоны, да, зоны субдукции, совершенно верно. Но есть хотя бы какие-то параметры — вот рост того же самого уровня напряжения, что можно было бы сказать — да, в ближайшее время ждите. Или даже этого сказать нельзя?

Лобковский: В принципе, да. Есть долгосрочный прогноз — это прогноз, которым оперируют десятки лет — скажем, в течение 20 лет или 30 лет ожидается сильное землетрясение. Есть среднесрочный — это первые годы. И краткосрочный прогноз, в котором речь идет чисто теоретически, пока к нему никто не подступился, хотя есть всякие аномалии. Поэтому, если бы вот эти зоны более внимательно отслеживали и создавали систему мониторинга, подключали спутниковые данные, ставили бы приборы, конечно же... Но здесь все осложняется тем, что нужно приборы ставить и на дне океана, и на островах. Тогда, конечно, можно было бы делать более реалистичные прогнозы, считать напряжение, накопление. Но до этого пока не доходит. Тут нужны хорошие финансовые вливания, и это все не так просто сделать.

Сааков: Хотелось бы спросить о финансовых вливаниях у Дмитрия Орешкина. Дмитрий Борисович, насколько повинно, если можно так сказать, в случившемся бедственное положение страны Гаити, и могли ли все же помочь в данном случае специалисты из других стран, в первую очередь Соединенных Штатов Америки?

Орешкин: Мне кажется, это ключевая проблема. Леопольд Лобковский правильно говорит, что мы можем найти места, где накапливается напряжение. Мы их можем закартировать, ведь создаются специальные карты сейсмической опасности. Вот где-то есть точки, где можно ожидать, скажем, четыре балла землетрясения, а, может быть, там, где и девять. И, соответственно, проблема решается не в том, чтобы сказать: вот здесь завтра будет или через месяц, а в том, чтобы строить соответствующим образом. Например, Япония — очень сейсмоопасная зона. Они это знают, и поэтому там особая культура строительства и домов, и железнодорожных путей. И поэтому Япония лучше готова к землетрясениям, чем то же Гаити.

Сааков: А что делать таким странам, как Гаити, которым это не по карману?

Орешкин: Я боюсь, что особенно и сделать-то нечего. Потому что эту систему мониторинга наблюдения можно создать, но все равно она по определению не даст вам точного указания, что, мол, через месяц будет землетрясение, соответственно, уйдите из домов и не находитесь в опасных помещениях. Там все опасно. Значит, надо или вообще не жить в этих домах, или надо строить хорошо. Поскольку строить хорошо денег нет, там будет постоянная системная угроза. Надо иметь в виду, что, скажем, по соседству во Флориде сейсмическая ситуация гораздо лучше. Но, если там тряхнет, там постройки более высокого качества, вот в чем проблема.

Литвинова: Но эту проблему гуманитарной помощью, которую оказывают уже постфактум после землетрясения, безусловно, не решить. Господин Лобковский, я снова вернусь к тому, о чем вы говорили — нужны финансовые вливания, чтобы установить постоянный мониторинг по зонам разломов и так далее, тогда можно что-то просчитать. Япония подготовлена больше, Япония в этом заинтересована. Соединенные Штаты, конечно, не самый сейсмически активный регион, но у них есть парочка зон, которые тоже достаточно опасны.

Лобковский: Да, Калифорния, например.

Литвинова: Да, Калифорния, разлом Сан-Андреас и так далее. Но все равно, ведутся ли какие-то усилия к тому, чтобы вести постоянный мониторинг, постоянный съем данных, чтобы была хоть какая-то статистика после достижения параметров?

Лобковский: Сейчас есть международный проект пересмотра всего накопленного сейсмологического материала. И там как раз на этом делается акцент. То есть надо заново пересмотреть все, что накоплено наукой в области прогноза сильнейших землетрясений, и попытаться найти, новые дополнительные признаки. Сейчас наука развивает новые технологии, в том числе и космические. Если заглянуть на десять лет или двадцать лет вперед, может быть, что-то мы будем иметь и знать. Кроме того, есть какие-то аномальные геофизические поля. Но надо не всю землю опутывать системой мониторинга, а именно вот эти конкретные зоны. Причем здесь важно вот что: если сейчас произошло землетрясение в этой зоне в семь баллов, то эта зона частично разрядилась. В ней сейчас будут афтершоковые толчки в течение пары месяцев, а за ними — некое затишье. Так вот, следующие толчки надо ждать в других, соседних зонах, которые не разрядились. Есть некая технология того, как выделять особо опасные зоны. Здесь 200 лет не было землетрясений, это и есть самый тревожный момент. Там, где их не было 200 лет, там и надо ставить датчики.

Литвинова: Получается, что никаких датчиков не поставили. Даже президентский дворец рухнул, и штаб-квартира ООН тоже.

Лобковский: То же самое было на Суматре, там тоже 150 лет не было сильного землетрясения, и думали, что его и не будет, потому что там вроде бы «размягченные» условия для литосферы. Но оказалось, что будет. И вот эти все последние события — землетрясения на Суматре, на Гаити, кстати, на Курильских островах были два сильнейших землетрясения в 2006–2007 годах — говорят о том, что тектоника плит, эта модель субдукции, работает всегда. То есть тут дело только в том, когда все сработает, — через 100 лет или через 200 лет...

Литвинова: Сработает она обязательно?

Лобковский: Сработает обязательно. Последние события фактически закрыли дискуссию о том, что в некоторых зонах субдукции никогда не будет сильнейших землетрясений. Это тоже очень важный момент.

Литвинова: Господин Орешкин, если рассматривать все эти зоны субдукции, где давно не было землетрясения — где именно ученым следует ожидать следующего прорыва энергии?

Орешкин: Леопольд бы лучше ответил. Но, я думаю, что в Калифорнии что-то ничего давно не было.

Литвинова: А вы все на Силиконовую долину «надеетесь», что там что-то произойдет?

Орешкин: Я просто думаю, что это, в принципе, нельзя точно сказать, даже с точностью до года. 200 лет ждали, и могли и 210, например, ждать. Получилось сейчас. Просто надо понимать возможности науки на современном этапе. Если можно сказать, что эта зона опасна — ребята, стройте более высокого качества дома. Тряхнет через год, через полгода или через пять лет — сказать, думаю, пока еще всерьез тяжело. Даже снег нельзя предсказать точно, который через два-три дня пойдет, а здесь гораздо более сложная вещь, гораздо более глубокая. Накопление напряжения — да, это фиксируется. Когда произойдет разрядка, чрезвычайно трудно сказать.

Источник информации: rus.ruvr.ru

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Сегодня гостями нашей передачи стали Леопольд Лобковский, заместитель директора Института океанологии, и Дмитрий Орешкин, ведущий научный сотрудник Института географии Российской Академии наук.

Больших специалистов волнует землетрясение в Калифорнии, а не на Камчатке. Калифорния им ближе. Красиво болтают ученые об этой стихии. Главное, называй время очередного землетрясения в разницу 200 лет, и будешь цел, как ученый.

0

piragis_315.gif

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
22.01.2010 | "Визави с миром" Алексей Завьялов, заведующий лабораторией континентальной сейсмичности и прогноза сейсмической опасности Института физики Земли РАН

Радиокомпания "Голос России" представляет "Визави с миром". Автор и ведущий Армен Оганесян.

Оганесян: Добрый день. Сегодня мы поговорим о трагическом событии на Гаити, о природе таких явлений, можно ли их предсказывать, можно ли каким-то образом предугадать грядущую катастрофу. Наш гость — специалист по этим вопросам доктор физико-математических наук, заведующий лабораторией континентальной сейсмичности и прогноза сейсмической опасности Института физики Земли Российской Академии наук, Завьялов Алексей Дмитриевич. Алексей Дмитриевич, здравствуйте.

Завьялов: Добрый день.

Оганесян: В этой маленькой формуле, с которой я начал передачу, укладывается тема нашей передачи. Я думаю, мы сегодня также вольно или невольно с вами выйдем на тему состояния нашей науки. У меня к вам вопрос. Чем-то принципиально это землетрясение, эта трагедия в Гаити отличается от того, что было уже в научном опыте, в опыте человечества, которое переживало эти катастрофы в разные века и в разные времена? Есть что-то уникальное или это все-таки очень всё известно и по масштабам, и по физике этого вопроса?

Завьялов: Я считаю, что это в общем рядовое событие в сейсмическом процессе, и здесь даже нет ничего удивительного в том, что оно произошло именно в районе Карибского моря, в районе острова Гаити. Уникальность его состоит в том, что оно произошло вроде бы внезапно, хотя на самом деле, если специально заниматься этим регионом, то можно было ожидать в долгосрочном плане, что здесь рано или поздно произойдет землетрясение такой силы.

Оганесян: Алексей Дмитриевич, я просто не хочу предварять вопросы слушателей. Мы можем ответить так, что сколько бы ни были потрясающи в таком трагическом аспекте масштабы землетрясения, я имею в виду жертвы человеческие, которые исчисляются десятками, даже сотнями тысяч людей, тем не менее, землетрясение рядовое с точки зрения физики, с точки зрения того опыта, который накопила наука современная?

Завьялов: В общем-то, да. Хотя каждое землетрясение так же, как и каждый человек, оно индивидуально.

Оганесян: Алексей Дмитриевич, мы к этому еще вернемся. Давайте сейчас вопрос слушателя послушаем и попытаемся на него ответить. Пожалуйста.

"Уважаемый Алексей Дмитриевич. К вам обращается с вопросом москвичка Ольга Ивановна. Я знаю, что вы занимаетесь сейсмическими прогнозами. Меня интересует такой вопрос. Было ли вам известно о том, что на Гаити будет такое страшное землетрясение? Если вы это знали, есть ли какой-нибудь международный центр, в который можно сообщить эти данные, сделать такое дружеское вмешательство, помочь народу избежать этой опасности, как-то подготовиться к ней? Спасибо".

Завьялов: Спасибо Ольга Ивановна за вопрос. Если речь идет под обращением — знали ли вы? — меня лично, то я лично об этом землетрясении не знал, поскольку я не занимаюсь этим районом — районом Карибского моря. Но думаю, что и никто из ученых, сейсмологов, которые занимаются такой проблематикой, конкретно об этом землетрясении они также не знали. Существует ли международный центр, куда можно было передать предупреждение или, как вы говорите, протянуть руку дружеской помощи? Вы знаете, не дай Бог, если такие руки «дружеской» помощи в смысле объявления прогнозов о предстоящем сильном землетрясении начнут вдруг протягиваться сами по себе. Это вызовет, в конце концов, панику. Потому что ни в одном государстве мира сейчас нет системы надежного прогноза сильных землетрясений. У нас есть определенные наработки, но эти наработки в первую очередь связаны с долгосрочным прогнозом. Прогнозом места, где возможно ожидать такие сильные землетрясения, и долгосрочные — это значит на десятки лет вперед. Есть определенные сдвиги в среднесрочном прогнозе. Это первые годы до десяти лет. А вот то, что понимает под прогнозом обыватель, когда он, допустим, включает утром радиоприемник и ему говорят, что сегодня в московском регионе сильного землетрясения не ожидается, или там в Порт-о-Пренсе он включает и говорят ему: сегодня в районе Порт-о-Пренса или в районе острова Гаити сильных землетрясений не ожидается. Вот такой системы краткосрочного прогноза нет ни в одном государстве мира.

Оганесян: А может ли это быть, с точки зрения науки?

Завьялов: Вообще, она должна быть. Должна быть и мы в этом направлении работаем. Но это не просто. Иногда ссылаются, что вот для этого нужны огромные финансовые вложения. Даже как говорят, что ребенок не родится через месяц, если собрать девять женщин, понимаете? Ребенок родится все равно через девять месяцев. Так и здесь, какие бы вы средства сейчас не выделили, не собрали бы ученых и не поставили им задачу, что сделайте систему прогнозирования — не произойдет этого, потому что мы не знаем еще, как следует физику самого сейсмического процесса.

Оганесян: Это все еще тайна?

Завьялов: Пока это тайна. Мы шаг за шагом продвигаемся к решению этой проблемы, но пока не готовы давать те прогнозы, о которых говорит Ольга Ивановна.

Оганесян: Алексей Дмитриевич, у меня к вам такой вопрос. Вы возглавляете лабораторию. Означает ли это, как я себе представляю процесс работы в лаборатории, может быть дилетантски, что вы, очевидно, моделируете какие-то ситуации? Вы их просчитываете, используете какие-то методы построения модели возможной ситуации? Что значит в этом контексте лаборатория? Что делается в лаборатории, чтобы выйти на какие-то параметры, прогнозы или анализы?

Завьялов: Та лаборатория, которую я возглавляю, такими вопросами не занимается. Мы не проводим физических лабораторных экспериментов по моделированию процессов, происходящих в очаге землетрясения. Но в нашем институте есть лаборатории, которые как раз этим и занимаются. Что значит смоделировать? Мы пытаемся моделировать процессы, происходящие в очаге землетрясения. Но не всегда это удается. Чаще всего удается смоделировать какие-то стороны этого процесса, во-первых, потому что для того, чтобы потом использовать результаты лабораторных экспериментов в натурных условиях, в условиях уже сейсмоактивного региона, нужно соблюсти условия подобия. И все люди, окончившие инженерные специальности или естественно научные специальности высшей школы и университетов, они прекрасно это понимают. Так вот соблюсти все условия подобия в лаборатории в сравнении с условиями реального сейсмоактивного региона не удается.

Оганесян: Конечно, столько параметров специфических.

Завьялов: Потому что такой модельный материал подобрать, чтобы он отвечал тем условиям в земле, невозможно. Поэтому мы, даже интерпретируя результаты, получаемые в лабораторных условиях, всегда с оглядкой на этот предмет интерпретацию делаем. А по лабораторным данным у нас получается то-то, а будет ли это в натуре? Это надо еще посмотреть. И наоборот, иногда в натуре мы видим, и тогда пытаемся смоделировать это лабораторно. И часть предвестников землетрясения, то есть процессов или явлений, преддворяющих наступление сильного землетрясения, они уже в лабораторных условиях промоделированы.

Оганесян: Как интересно, а сама работа вашей лаборатории сводится к чисто математическому анализу, или вы что-то конструируете? Знаете, лаборатория — это всегда, кажется какие-то колбы, снаряды... Интересно, хотелось бы заглянуть в лабораторию этого дела. Я думаю, и слушателям интересно. Войдешь в вашу лабораторию, и что там увидишь? Макеты гор или долин?

Завьялов: Ничего такого вы не увидите. Компьютеры, письменные столы, плакаты. Основные средства сейчас добывания новых знаний — это, в общем, компьютер.

Оганесян: То есть, моделирование?

Завьялов: А моделируем мы, например, карту общего сейсмического районирования территории Российской Федерации. Но это опять же с использованием математических моделей и компьютера.

Оганесян: Спасибо. Давайте еще один вопрос послушаем. Пожалуйста.

"Здравствуйте, Алексей Дмитриевич. Меня зовут Денис Верен. Я студент экономического факультета ВГИКа. Мне приходилось слышать, что на Земле каждый год происходит около 150 сильных землетрясений. Но при этом далеко не всегда можно узнать о том, что они состоятся. Есть ли какие-то способы предугадать землетрясение и почему мы очень редко можем об этом узнать"?

Завьялов: Денис, частично я уже ответил на ваш вопрос. Пока что нет такой системы. Вопрос находится в стадии научной проработки, и все прогнозы, которые мы делаем, мы делаем это в первую очередь для себя. Хотя где-то два, может быть, три года назад нашими коллегами российскими был сделан прогноз о том, что в южной части Камчатки, где-то на территории от Петропавловска-Камчатского до мыса Лопатки возможно возникновение сильного землетрясения. Этот прогноз прошел по инстанциям через Российскую Академию наук, а так и должно быть, и попал в МЧС. Министерство по чрезвычайным ситуациям организовало заблаговременный выезд своих подразделений на Камчатку. Слава Богу, что землетрясение не произошло. Прогноз оказался ложным. Но, тем не менее, он показал сильные и слабые стороны подготовки административных структур к возможному возникновению сильного землетрясения. И там, оказалось не все так гладко, как хотелось бы. И в первую очередь, ведь возьмем пример — Петропавловск-Камчатский. Городу порядка, я не знаю точно день рождения Петропавловска-Камчатского, но от 50 до 100 лет, как такому краевому образованию, краевому центру. Там масса домов, в том числе и многоэтажных, а восточное побережье Камчатки — это самое сейсмоактивное место России. И там землетрясения идут достаточно часто, причем часто идут ощутимые землетрясения, которые жители Петропавловска ощущают. И вот каждое это землетрясение, оно наносит повреждения уже тем существующим зданиям, которые построены еще до введения строительных норм и правил, условий проектирования на предмет учета сейсмической опасности, сейсмостойкости зданий. Поэтому все здания уже с течением времени ослабляются. И есть, просчитаны сценарии о том, что если в районе Петропавловска-Камчатского произойдет землетрясение с магнитудой 7,7, то возможное число погибших до 30 тысяч, понимаете? А люди ведь гибнут в основном за счет того, что разрушаются здания. Причем, здания жилые. И вот сейчас этот район по-прежнему остается потенциально опасным в сейсмическом отношении. И год от года эта вероятность возникновения землетрясения возрастает.

Оганесян: Вы об этом докладываете? МЧС об этом знает?

Завьялов: Да, мы об этом докладываем. И осенний визит нашего президента Дмитрия Анатольевича Медведева в Петропавловск-Камчатский привел к тому, что удалось, наконец, решить вопрос проблемы о финансировании программы сейсмоусиления жилого фонда Петропавловска-Камчатского. И уже деньги вроде бы пошли.

Оганесян: Понятно. Кстати, между прочим, опыт землетрясения в Крыму в 20-е годы, он же привел к тому...

Завьялов: Которое описано Ильфом и Петровым.

Оганесян: Да, вот именно, вошел и в литературу, и в историю. Но вообще-то страшное было землетрясение.

Завьялов: Да.

Оганесян: Тем не менее, при строительстве впоследствии учитывали вот эти аспекты. Вопрос из Великобритании, который близок к этой теме, он пришел по сети Интернет. "Существует ли статистика о том, какое количество человеческих жизней в мире уносят землетрясения ежегодно? Насколько эффективна в этом смысле профессия, которой вы занимаетесь? Я имею в виду долгосрочное, среднесрочное и краткосрочное прогнозирование". Вы уже практически исчерпали ответ, хотя все-таки о долгосрочном и среднесрочном хотелось бы поговорить. Вот первый вопрос, ведется ли статистика жертв землетрясений?

Завьялов: Да, такая статистика ведется, хотя сообщения о человеческих жертвах в результате землетрясения, тут еще накладывается и политический аспект.

Оганесян: Эмоциональный и политический.

Завьялов: Эмоциональный и политический. И пока те заявления, которые делались властями Гаити о том, что сначала до 100 тысяч, потом до 200 тысяч жертв, пока что это, реальными подсчетами не подтверждается. Теперь, что касается статистики. По данным национального Центра информации о землетрясениях, это Соединенные Штаты, у них очень хороший сайт, и они размещают на этом сайте данные о человеческих жертвах, последовавших в результате сильного землетрясения по всему миру. Вот за прошедшую декаду с 2000-го по 2009 год в мире погибло 465 тысяч человек. Половину этой величины составляют жертвы, связанные с Суматринским землетрясением 26 декабря 2004 года. Предыдущее десятилетие 90-й — 99-й годы — это 115 тысяч погибло. Еще предыдущее десятилетие 80-й — 89-й год — 59 тысяч погибло.

Оганесян: Какие внушительные цифры.

Завьялов: В среднем ежегодно гибнет 21 тысяча человек. Величина очень впечатляющая, и тем самым оправдывает и требует от ученых сейсмологов, занимающихся этим вопросом, продолжения усилий. А со стороны государств финансирования этих исследований.

Оганесян: Алексей Дмитриевич, вопрос о долгосрочном, среднесрочном прогнозировании. Ведь известны какие-то законы зависимости землетрясений от активности Солнца? Известный цикл Чижевского, по-моему, там 11 лет? Ведь какие-то закономерности наверняка вы прослеживаете? Но они касаются, как правило, больших периодов?

Завьялов: Да.

Оганесян: Долгосрочных. Вот два слова об этом. Вы назвали Петропавловск-Камчатский. Вы можете назвать какие-то еще регионы, которые представляют угрозу с точки зрения сейсмичности у нас и за рубежом в том числе?

Завьялов: Петропавловск-Камчатский я назвал, не опираясь на данные об активности Солнца. Это данные о сейсмическом режиме этой территории. Конечно, Солнце влияет на Землю, и Луна влияет на Землю, и другие планеты. Вопрос только в том, в какой степени происходит это влияние. Я знаю результаты исследования своих коллег, когда, оказывается, сильные землетрясения чаще происходят в декабре почему-то. И, по-моему, в апреле.

Оганесян: Но декабрь все равно больше?

Завьялов: Больше, да. Теперь о других сейсмоопасных местах. Сейсмоопасные места в России — это восточное побережье Камчатки, дальше Курильские острова, Алтай и Саянский регион, озеро Байкал. И последний наиболее опасный регион — это Северный Кавказ. А в мире? В мире, если вы, например, в Интернет выйдете и наберете в любой поисковой машине ключевое слово "землетрясение", наверняка вы найдете страницу, где будет карта распределения эпицентров землетрясений, зарегистрированных по миру. И там вы увидите, что эти землетрясения распределяются не хаотично по всему земному шару, а в определенных местах. Прежде всего, наиболее активное место на земном шаре это тихоокеанский сейсмический пояс. Это западное побережье Северной Америки, западное побережье Южной Америки. Дальше идет Аляска. Дальше идет восточное побережье нашей Камчатки, Курильские острова. И замыкается через Юго-восточную Азию. Сейсмически активная — это середина Атлантического океана, так называемая середина — Атлантический хребет, Италия, Греция в Европе, Ирано-кавказский регион в целом активный. Дальше Китай активный и север Индии. Новая Зеландия. Вот наиболее сейсмоактивные места мира.

Оганесян: Вот интересный вопрос.

"Добрый день. Полякова Валентина Сергеевна, журналист из Москвы. Алексей Дмитриевич, многие москвичи помнят то землетрясение 1972 года, эпицентр которого был в Румынии. А нас волнует вопрос, а может ли у нас быть эпицентр землетрясения, хотя Москва вроде бы стоит на платформе. Благодарю вас за ответ".

Завьялов: Добрый день, Валентина Сергеевна, это интересный вопрос, и часто его жители Москвы мне задают, когда я участвую в интервью для средств массовой информации. Но я должен вас поправить. Не в 1972 году это было, а в 1977 году. Почему я так хорошо это все помню, потому что это произошло именно в день моего рождения 5 марта 1977 года. А землетрясение произошло в зоне Вранча, это Румыния. Теперь, что касается, может ли быть эпицентр землетрясения в Москве. Когда мы обсуждаем тему землетрясений, то чаще всего мы подразумеваем, так сказать, интуитивно, что землетрясения бывают разной природы. Потому что землетрясение как русское слово это просто трясение земли.

Оганесян: От старославянского трус, кстати.

Завьялов: Земля может трястись от проезда грузовика, от обвала горной породы в какой-то пещере. Есть и такие типы землетрясений. Есть вулканогенные землетрясения. Но в данном случае, по-видимому, вы имеете в виду тектонические землетрясения, то есть землетрясения, связанные с перемещением тектонических плит. Поскольку в Москве тектонических плит нет, она действительно стоит на платформе, то землетрясение в самой Москве возникнуть не может. Хотя все те сейсмические сотрясения, которые мы ощущали, москвичи ощущали в предыдущие годы, они были связаны с землетрясениями произошедшими в Румынии, в Туркмении, на Северном Кавказе. То есть сейсмические волны землетрясений из этих регионов докатываются до Москвы. Больше того, такие же ощущения испытывали москвичи во времена Александра Сергеевича Пушкина, и они описаны, по-моему, в "Хрониках" Карамзина. Но я подчеркиваю, что очаг землетрясения в московском мегаполисе возникнуть не может, нет физических причин, нет источников энергии, которая бы могла закачаться в недра Земли для того, чтобы произошло тектоническое землетрясение достаточно сильное. Хотя если мы на карту общего сейсмического районирования территории Российской Федерации посмотрим, то мы увидим, что Москва относится к зоне пятибалльных сейсмических сотрясений.

Оганесян: Довольно высокий балл.

Завьялов: Тем не менее, эти пятибалльные сейсмические сотрясения — практически это вся Россия.

Оганесян: Вы упомянули, что и в прошлые века наблюдались землетрясения даже в московском регионе.

Завьялов: Не землетрясения, а ощущались сейсмические сотрясения.

Оганесян: Интересно, что в общем Россия находится в таком положении не самом опасном, с точки зрения сейсмичности, а войдите сейчас в любой православный храм, одна из молитв, которые часто повторяются — избавь нас от труса, болезни и междоусобной брани. Получается, что трус и землетрясение даже шло вперед болезни и междоусобной брани. Впрочем, здесь есть одна догадка. Они же, эти молитвы перешли к нам из Греции, из Византии. Может быть, они просто были переведены с греческого.

Завьялов: Я это и хотел сказать.

Оганесян: А Средиземноморье, конечно, очень сейсмично. Для Москвы очень актуальна тема, которую мы сегодня обсуждаем, потому что в ней много высотных зданий, много подземных путепроводов, метро и прочее. Пожалуйста, два слова об актуальности этой темы.

Завьялов: Понимаете, землетрясения опасны не сами по себе, а опасны своими последствиями, в первую очередь, это разрушением зданий. И даже существует такое высказывание, что не землетрясение убивает людей, а здания. Вот сейчас, насколько я знаю, вокруг Москвы планируется построить десятки высокоэтажных зданий. Так вот чем выше этажность здания, тем даже пятибалльные сотрясения, они могут на сотом этаже ощущаться как семибалльные. То есть, чем выше здание, тем оно сильнее раскачивается. И кстати, ощущения землетрясения 1977 года, когда народ выбегал на улицы, и наши патриархи, отцы сейсмологии тех времен вынуждены были объезжать улицы Москвы и успокаивать людей. На верхних этажах зданий, тогда были самые высокие это 9–12-этажные, ощущалось это сильнее, чем на земле. На земле можно было вообще не ощутить это.

Оганесян: Я был на восьмом этаже девятиэтажного здания, это было неприятное ощущение. Раздается скрип, такое впечатление, что куда-то уезжает верхняя часть потолка.

Завьялов: Пол уходит из-под ног. Голова кружиться начинает. Важно то, на каком фундаменте будут построены вот эти новые многоэтажные здания. Ведь в Москве не лучшие грунты для строительства, и поэтому учет грунтовых условий под строительство таких зданий очень важен. Допустим, если грунты песчаные, то тогда сейсмическое воздействие может увеличиться на единицу, а это уже существенно. И при строительстве это вытекает в миллионы дополнительных рублей.

Оганесян: А какой контроль осуществляется в этом плане?

Завьялов: Контроль? Первое — на этапе проектирования должны быть учтены возможности сейсмических воздействий той или иной силы обязательно. Должно быть проведено микросейсморайнирование. Есть следующая стадия — это детальное сейсмическое райнирование, допустим, для территории Москвы. В ходе детального сейсморайнирования выявляются, так сказать, нарушенные блоки... А микросейсморайнирование уже конкретно исследует территорию площадки строительства будущего объекта.

Оганесян: И все это обязаны изложить проектировщики вам?

Завьялов: Да, все это должно быть заложено в проектирование.

Оганесян: А закладывается?

Завьялов: Это вопрос, вообще говоря.

Оганесян: Не академия наук это контролирует, я так понимаю?

Завьялов: Нет. Академия наук участвует в этих работах, если ее привлекают. Сейчас очень трудно даже пробиться в эту сферу. Сейчас по федеральному закону о закупках объявляется тендер на выполнение тех или иных работ. И не всегда этот тендер выигрывается учреждением Российской Академии наук.

Оганесян: Вот вопрос по сети Интернет из Германии. Как часто случаются землетрясения в мире? Растет ли их число или, наоборот, уменьшается? Мы входим во временный период, зону, где увеличивается в мире число землетрясений или нет, наоборот, активность сейсмическая снижается?

Завьялов: Ссылаясь на данные сайта национального Центра информации о землетрясениях, будем говорить о землетрясениях, магнитудой от 7 до 7,9. Вот за прошедшее десятилетие таких землетрясений произошло 131 на всем земном шаре. За предыдущее десятилетие 147 было. 80-й — 89-й год — это 101 событие. Число таких событий увеличилось примерно процентов на 20–25. Хотя число не всегда определяет увеличение. Тут надо еще смотреть и на энергетику. Если посмотреть на график распределения сильных землетрясений во времени по всему земному шару, это с магнитудой 5 и выше, то нет такого явно выраженного тренда увеличения сейсмической активности. И нет оснований полагать, что в ближайшие годы процессы внутри Земли пойдут более интенсивно, и тем самым землетрясения станут происходить и чаще, и их энергетика повысится.

Оганесян: Активность человека — антропологический фактор влияния человека на окружающую среду каким-то образом влияет на уровень сейсмичности, угрозы землетрясений?

Завьялов: Влияет, и такой классический пример — это пример из Индии. По-моему, 60-е годы, когда в Индии построили плотину Коина, то образовалось водохранилище. До строительства плотины это был асейсмичный район. После того как была выстроена плотина, заполнено водохранилище, там стали происходить землетрясения и довольно высокой магнитуды. И они происходят и до сих пор. Вот это классический пример, который во всех практически книгах, связанных с землетрясениями и их происхождением упоминается. История Советского Союза. Вы знаете, в Таджикистане была выстроена Нурекская ГЭС, высоконапорная плотина. И после заполнения водохранилищ режим сейсмичности там изменился, и землетрясений стало больше. Вот это яркие примеры.

Оганесян: То есть плотины, гидроэлектростанции, очевидно влияют? Почему я спрашиваю, есть вопрос из России, как влияет строительство гидро- и атомных станций.

Завьялов: Атомные станции никак не влияют. Причем, для строительства атомной станции выбираются площадки внутри ненарушенного блока.

Оганесян: Как прогнозируется безопасность с точки зрения сейсмичности под строительные площадки атомных станций? Тут-то уж, я уверен, что государство контролирует.

Завьялов: Необходимо организовывать вокруг таких особо ответственных объектов сейсмический мониторинг.

Оганесян: Как сейчас с этим?

Завьялов: Это вопрос не в моей компетенции.

Оганесян: Мне хотелось бы задать вам вопрос. Какие факторы влияния на то, что у нас растет или снижается угроза землетрясения? Ну, солнечная активность — мы согласились, да? Человеческое вмешательство?

Завьялов: Да.

Оганесян: Изменения климата?

Завьялов: Вы имеете в виду глобальное потепление?

Оганесян: Да.

Завьялов: Я таких работ не знаю. Хотя если под изменениями климата подразумевать великие оледенения...Наползание ледовой массы на континент — это дополнительная нагрузка, и те разломы, которые существуют практически везде, они могли из пассивного состояния перейти в активное.

Оганесян: Какие-то еще факторы есть, которые вам позволяют долгосрочно прогнозировать? Какие-то моменты, которые вам помогают в вашей работе?

Завьялов: Понимаете, чтобы строить любой прогноз, нужны данные регулярных систематических наблюдений. Пока такими данными являются только сейсмологические данные. Используя только сейсмологические данные и геологические данные, мы можем говорить о долгосрочном прогнозе и среднесрочном. Потому что сейсмика, она, так сказать, дает как бы интегральные тенденции, хотя есть и сейсмические предвестники, как, например, возникновение форшоков, то есть это перед сильным землетрясением. Фор — это значит сейсмические толчки, предшествующие основному сильному толчку. Иногда развитие форшокового процесса бывает настолько явным и закономерным, что можно сказать, что вот здесь произойдет сильное землетрясение. К сожалению, мы не успеваем за всем следить. Тут много факторов, в том числе, и экономические. К нам плохо идет молодежь, так что рук у нас не хватает.

Оганесян: Зарплаты, наверное, не высокие, я так подозреваю?

Завьялов: Зарплаты сейчас вполне приличные. Владимир Владимирович Путин выполнил свое обещание перед Российской Академией наук. Сейчас мы получаем в среднем тысячу долларов. Но это уже люди, которые отработали много лет и с большим опытом. А молодежь, которая приходит, она получает раза в два меньше. И этого недостаточно.

Оганесян: Скажите, пожалуйста, есть какие-то предвестники землетрясения, которые можно наблюдать на бытовом уровне? Какие-то предвестники, которые человек в бытовых условиях, может сам увидеть и насторожиться?

Завьялов: Есть такой класс предвестников, как биологические предвестники. То есть это аномальное поведение биологических объектов кошки, собаки, змеи, тараканы, рыбки в преддверии сильного землетрясения.

Оганесян: Как же они себя ведут?

Завьялов: Они ведут себя не так, как всегда. Первый удачный случай прогноза сильного землетрясения, это уже классика. 1975 год, февраль, Китай было спрогнозировано Хайченское землетрясение. Там была объявлена тревога учеными, население было эвакуировано, землетрясение произошло, и жертвы были минимальны. Так вот одним из признаков надвигающегося землетрясения был тот, что змеи выползли из своих нор. А это была зима, там холод, а змеи, тем не менее, покинули свои норы и выползли на снег. И землетрясение произошло. Это первый удачный случай прогноза, который вселил в ученых, занимающихся этой проблематикой, такую эйфорию. И последующие примерно десять лет казалось, что осталось совсем немного, и мы начнем прогнозировать землетрясения. А через год в том же самом Китае произошло еще более сильное землетрясение, магнитуда 7,9. В результате миллионный город Таньшань был разрушен вообще до основания. Там тоже наблюдались предвестники, но наши китайские коллеги не решились дать прогноз...

Оганесян: Это же большая ответственность. Деньги большие, эвакуация.

Завьялов: Да. А там был индустриальный район, шахты, рудники. И вы представляете, что значит объявить прогноз, а землетрясение не произойдет? То есть закрыть эти рудники, шахты.

Оганесян: А вот поведение животных ученые тоже наблюдают каким-то образом?

Завьялов: В советские времена, когда был еще такой интерес к поиску новых предвестников землетрясений, такие работы проводились в Таджикской ССР на Гармском прогностическом полигоне. Но это было в 80-е годы прошлого столетия. Сейчас, по-моему, если и ведутся, то я о них плохо знаю.

Оганесян: Спасибо. Вот из вашего послужного списка я мог понять, что вы являетесь представителем России в Европейской комиссии.

Завьялов: Сейсмологической комиссии.

Оганесян: У нас следующий вопрос как раз на тему международного сотрудничества. Давайте попробуем на него ответить, пожалуйста.

"Уважаемый Алексей Дмитриевич, добрый день. Вас беспокоит юрист из Москвы Зенина Елена Ивановна. Скажите, существует ли глобальная система оповещения о возможных землетрясениях? Не могли бы вы привести примеры удачного международного сотрудничества в области прогнозирования землетрясений? Большое спасибо за ответ".

Завьялов: Спасибо, Елена Ивановна, за очень интересный вопрос. Я должен сразу ответить на ваш вопрос — существует ли глобальная система оповещения о землетрясениях — нет, не существует. Мировое научное сообщество сейсмологов существует. Это Европейская сейсмологическая комиссия, где я представляю Россию. Есть Азиатская сейсмологическая комиссия, туда Россия тоже входит. Там есть свой представитель от России. Есть Международная ассоциация по сейсмологии физики земных недр, которая в свою очередь входит в Международный геодезический, геофизический союз. Мировое сообщество ученых геофизиков и сейсмологов имеет место быть. Мы знаем о работах друг друга. И обмен информации с появлением Интернета стал интенсивнее. Многие региональные каталоги землетрясений мы получаем практически в реальном времени через Интернет. Теперь друг другу мы в прогнозах, как бы это сказать, не помогаем. Просто в 1991 году в Страсбурге проходило совещание "Прогноз землетрясений, современное состояние дел". И одним из документов, принятых в рамках этого совещания, является Кодекс прогнозирования землетрясений. Это некий моральный призыв к ученым, занимающимся проблемой прогноза землетрясений, как надо себя вести, если ты получаешь данные, что возможно возникновение землетрясения на территории другого государства. И там эта ситуация прописана. И первое, что прописано, что если ученый получает данные о том, что возможно землетрясение на территории другого государства, в первую очередь он должен обратиться к администрации своего института. Этот вопрос выносится на ученый совет института. Ученый совет все это обсуждает. Если находит, что да, есть основания, то это передается в академию наук, академия наук опять же это дело обсуждает.

Оганесян: Понятно. Многоступенчатая система.

Завьялов: Дальше идет это в МИД, и МИД передает уже это дело властям того государства. Почему так должно быть сделано? Потому что много людей, причем не всегда психически адекватно себя ведущих, вот вдруг, ни с того ни с сего их привлекает проблема прогноза землетрясений. И они начинают писать, звонить, телеграммы посылать напрямую. Вот у меня болит голова или что-то, моя собачка вдруг там перевернулась не справа налево, а слева направо, и так далее. И это вызывает, в конце концов, довольно часто панику в тех регионах, куда направлен этот прогноз. А если это индустриальное место? Если это место паломничества, туристического паломничества? То тогда что?

Оганесян: Все последствия понятны, да. Алексей Дмитриевич, вот интересную мысль вы высказали о некоторых неадекватных психических реакциях людей. А вот как землетрясение влияет как на психику человека?

Завьялов: Само землетрясение?

Оганесян: Да, само землетрясение или преддворяющий его период? По своему самочувствию человек может почувствовать что-то?

Завьялов: Я упоминал уже о Гармском прогностическом полигоне в Таджикистане. Я там провел 10–15 лет, не постоянно, но каждое лето мы выезжали туда и проводили свои наблюдения. Так вот за 15 лет я только один раз испытал воздействие прохождения сейсмической волны на себе.

Оганесян: Расскажите.

Завьялов: Вообще это ощущения такие, как близко проходит поезд, скоростной поезд. И все замирает. Вообще жутковатое впечатление.

Оганесян: То есть у землетрясения свое биение? Свой ритм?

Завьялов: Да. Хотя люди, живущие в сейсмоопасных районах, они это испытывают регулярно.

Оганесян: Привыкают более-менее к этому?

Завьялов: Таких вопросов я не задавал. Но раз люди там живут, наверное, они как-то настраиваются. И самое главное надо отдавать себе отчет в том, что ты живешь в сейсмоопасном районе, и рано или поздно произойдет сильное землетрясение. Поэтому ты должен четко представлять, как себя вести в этой ситуации.

Оганесян: В тех регионах такая работа проводится информационная?

Завьялов: Да, есть брошюрки. Я не знаю, проводятся ли учения, может быть, и проводятся.

Оганесян: Спасибо. Алексей Дмитриевич Завьялов, заведующий лабораторией континентальной сейсмичности и прогноза сейсмической опасности Института физики Земли Российской Академии наук. Благодарим вас. Спасибо, было очень интересно. Может быть, кому-то и поможет в сейсмических регионах.

Завьялов: Мне интересно отвечать на такие живые вопросы. Потому что это моя жизнь, это моя работа, это моя профессия.

Оганесян: Это видно по тому, как вы заинтересованно отвечали. Всего вам доброго, успехов вам в прогнозировании землетрясений.

Завьялов: Спасибо.

Оганесян: Всего доброго.

Источник информации: rus.ruvr.ru

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Городу порядка, я не знаю точно день рождения Петропавловска-Камчатского, но от 50 до 100 лет, как такому краевому образованию, краевому центру.

Лучше бы промолчал, если не знаешь!

Могут быть полностью разрушено в Петропавловске-Камчатском 30–120 строений. Под завалами может оказаться от 500 до нескольких тысяч человек!
И есть, просчитаны сценарии о том, что если в районе Петропавловска-Камчатского произойдет землетрясение с магнитудой 7,7, то возможное число погибших до 30 тысяч, понимаете?

Петрович — оптимист (на бытовом уровне предполагает о количестве жертв), а вот заведующий лабораторией континентальной сейсмичности и прогноза сейсмической опасности Института физики Земли Российской академии наук Завьялов Алексей Дмитриевич — другую цифру озвучивает, страшно от таких цифр становится, словами не передать!

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
страшно от таких цифр становится, словами не передать!

Страшно — беги с Камчатки, если некуда бежать — готовься! :D

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Петрович — оптимист (на бытовом уровне предполагает о количестве жертв), а вот заведующий лабораторией континентальной сейсмичности и прогноза сейсмической опасности Института физики Земли Российской академии наук Завьялов Алексей Дмитриевич — другую цифру озвучивает, страшно от таких цифр становится, словами не передать!

Он житель столицы, и ему наплевать на нас. За компьютером можно изучать землетрясения на Камчатке и в Сочи. Просто данный ученый далек от реальности и от элементарных знаний о нашем полуострове. Наши потери считает по придуманным учеными таблицам и формулам. Они же учитывают, что строительство ведется по-материковски, с воровством и бетонных изделий из марки цемента 200 (у нас применяется марка 400). Поэтому он и предполагает такие завышенные потери. С другой стороны, он пиарит себя и подстраховывается.

0

piragis_315.gif

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Какие-то выводы хоть кто-то сделал после чудовищной катастрофы на Гаити? Местные спасатели ездили на место разрушительнейшего землетрясения? Что-то не вижу никакой реакции на Камчатке... Все же, какое-то странное отношение к данной стихии, а ведь она очень сильна... И ударит молниеносно.

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений на Камчатском форуме создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!


Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.


Войти

  • Похожие темы на форуме

    • Раиса Аркадьевна
      От Раиса Аркадьевна
      Землетрясение: как правильно себя вести (памятка для населения)
      Очень важно, чтобы люди, проживающие или временно находящиеся в сейсмических районах, принимали некоторые простые меры предосторожности и знали, что делать в случае землетрясения.
      Помните, что гораздо легче преодолевают свой естественный страх те люди, которые твердо знают, как себя вести до, во время и после землетрясения.
      Что делать во время землетрясения
      Когда произойдет землетрясение, почва будет ощутимо колебаться относительно недолгое время — только несколько секунд, самое большее — минуту при очень сильном землетрясении. Эти колебания неприятны, могут вызвать испуг, но у вас нет другого выбора, кроме как ждать их окончания. Поэтому очень важно сохранять спокойствие и самообладание. Если вы будете действовать спокойно и сознательно, у вас больше шансов остаться невредимым. Более того, другие люди будут брать с вас пример и только выиграют от этого.
      Если вы почувствовали сотрясение почвы или здания, реагируйте немедленно, помня, что наибольшая опасность исходит от падающих предметов. Не смущайтесь, если придется спрятаться под стол. Люди, которые медлят, чаще всего оказываются жертвами падающих предметов, частей потолка и стен.
      Оставайтесь спокойными и не делайте ничего, что нарушает спокойствие других людей (например, не кричите, не бегайте).
      Если вы находитесь в помещении, немедленно займите безопасное место. Заберитесь под стол или кровать. Встаньте в проеме внутренней двери или во внутреннем углу комнаты. Помните, что чаще обрушаются наружные стены здания. Держитесь вдали от окон, печей и тяжелых предметов, например холодильников, которые могут опрокинуться или сдвинуться с места.
      Не выбегайте из здания. Обломки, падающие вдоль стен, представляют серьезную опасность. Безопаснее переждать толчок там, где он вас застал, и лишь дождавшись его окончания, перейти в безопасное место.
      Если вы находитесь внутри многоэтажного здания, не спешите к лифтам или лестницам. Вблизи выходов скорее всего будет столпотворение, а лифты не будут работать. Кроме того, лестничные пролеты и лифты часто обрушаются во время землетрясения.
      Не удивляйтесь, если выйдет из строя электричество или зазвучат сигналы пожарной тревоги, охранной сигнализации или заработает система пожаротушения. Будьте готовы услышать звон бьющегося стекла, трескающихся стен и падающих предметов.
      Если вы находитесь в неукрепленном одно- или двухэтажном кирпичном здании, возможно, будет безопаснее покинуть здание, нежели оставаться в нем. Выходите из здания возможно быстрее, но соблюдая осторожность, остерегаясь падающих частей кирпичной кладки, проводов и других опасных предметов.
      Не прыгайте в окна без крайней необходимости. Помните, это может привести к травме даже при полной сохранности здания.
      Находясь на тротуаре вблизи высокого здания, войдите в подъезд или отойдите на открытое место, чтобы избежать падающих обломков.
      Находясь в движущемся автомобиле, плавно затормозите подальше от высоких зданий, мостов и эстакад. Оставайтесь в машине до окончания толчков.
      Не удивляйтесь, ощутив повторные толчки. После первого сотрясения обычно наступает пауза, после которой может последовать повторный толчок. Это вызвано приходом различных сейсмических волн от одного и того же землетрясения. Кроме того, может иметь место и так называемый афтершок — новый толчок, следующий за основным. Афтершоки могут возникнуть через несколько минут, часов или даже дней после основного толчка. Иногда афтершоки вызывают повреждение или разрушение конструкций зданий, уже ослабленных основным толчком.
      Что делать после землетрясения
      Когда сотрясения почвы прекратятся, вы, возможно, обнаружите существенные разрушения и пострадавших. При этом особенно важно, сохраняя спокойствие, немедленно начать помогать пострадавшим и раненым. Второе по важности дело — тушение возникших пожаров. После этого можно приступить к оценке ущерба и восстановительным работам.
      Сохраняйте спокойствие и внимательно оцените обстановку.
      Помогите раненым. Окажите им первую медицинскую помощь, укройте одеялами, чтобы не допустить охлаждения. Направьте к нуждающимся врача.
      Постарайтесь обнаружить очаги пожаров и, если возможно, примите меры к их тушению.
      Осмотрите коммуникации на предмет повреждения. Перекройте газовые вентили, если есть опасность утечки. Определяйте утечку газа по запаху, никогда не пользуйтесь для этого спичками или свечой. Если есть опасность повреждения проводки, отключите электричество. Перекройте воду, если обнаружилось повреждение водопроводных труб.
      Не пользуйтесь автомобилем, кроме случаев, когда это требуется для обеспечения безопасности или для оказания помощи.
      Не пользуйтесь телефоном, кроме как для вызова помощи, сообщений о серьезных происшествиях, ранениях или преступлениях. Перегрузка телефонных линий снижает эффективность работы аварийных служб, и было бы легкомыслием пользоваться телефоном для личных нужд или удовлетворения любопытства. Когда напряжение спадет, свяжитесь с родными и друзьями, чтобы сообщить им, что вы в безопасности.
      Не отправляйтесь осматривать местность и не заходите в районы разрушений, если только там не требуется ваша помощь. Избегайте прибрежной полосы, где возможно появление цунами.
      По возможности не пользуйтесь туалетом, пока не убедитесь, что канализационная сеть не повреждена.
      Будьте предельно осторожными, проходя мимо поврежденных зданий. Обвалы могут произойти внезапно, кроме того, имеется опасность из-за утечки газа, повреждения проводки, разбитых стекол и пр.
      Ликвидируйте пролитые опасные жидкости (бензин, химреактивы и др.) и предупредите о них других.
      Внимательно слушайте объявления по радио.
      Старайтесь поддерживать и ободрять детей и тех, кто психологически травмирован происходящим. Не распространяйте слухов.
      Содействуйте милиции, войскам, пожарным, неотложной медицинской помощи и другим людям, участвующим в проведении спасательных и восстановительных работ.
      Если вы оказались в завале
      Спокойно оцените обстановку. Окажите себе первую помощь, если она необходима: остановите кровотечение, наложи­те повязку.
      Окажите помощь тем, кто рядом с вами, помогите им успокоиться. Постарайтесь установить связь с людьми, находящимися вне завала (голосом, стуком).
      Помните: помощь придет, главное — дождаться ее. Экономьте силы. Человек может сохранять жизнеспособность (без воды и пищи) более полумесяца.
      Если рядом с вами в завале люди
      Осмотритесь. Постарайтесь найти людей, не впавших в состояние депрессии, объединяйтесь с ними и немедленно приступайте к проведению поисково-спасательных работ.
      Установите связь с потерпевшими. При получении от людей, находящихся в завале, ответных звуковых сигналов надо стремиться установить с пострадавшими двухстороннюю связь путем периодического перестукивания, а если это возможно, то и обеспечить подачу им свежего воздуха, воды, медикаментов.
      Для извлечения человека из-под завала либо разбирают завал сверху или сбоку, либо пробивают проем из соседнего помещения, либо же проделывают лаз-проход в завале.
      В зависимости от обстановки используйте тот способ, который является менее трудоемким, обеспечивает быстрое спасение пострадавшего, его и вашу безопасность.
      В ряде случаев вместо разборки завала целесообразно пробить проем в стене или проделать лаз-проход.
      Правильно организуйте работы по оборудованию лаза-прохода!
      Выберите место для проделывания лаза-прохода (не выбирайте участки с нагромождением глыб, они могут опрокинуться или осесть и тем самым затруднят работу).
      Особое внимание уделяйте укреплению элементов лаза-прохода крепежными стойками, перекладинами, распорками. Помните, возможны повторные подземные толчки, которые могут привести к разрушению лаза-прохода.
      По мере приближения к пострадавшему с пути убирают все, что может помешать извлечению человека и нанести ему дополнительные травмы. Вначале удаляют крупные обломки, затем мелкие. У самого потерпевшего в первую очередь освободите голову и верхнюю часть туловища, затем конечности, не забывая накладывать на них жгуты выше мест, подвергшихся длительному сдавливанию. Горящие и тлеющие предметы должны быть извлечены из завала и потушены во избежание ожогов, отравления угарным газом.
      Окажите первую медицинскую помощь пострадавшим.
      Обязательно дождитесь прихода профессиональных спасателей, поделитесь с ними своими наблюдениями, ответьте на интересующие их вопросы.
      ПОМНИТЕ! От ваших умелых действий во многом зависит жизнь людей, оказавшихся в беде.
      Как приготовиться к землетрясению
      Каждый живущий в сейсмоопасном районе должен сознательно и систематически планировать свои действия во время возможного землетрясения. У вас значительно больше шансов сохранить спокойствие и способность к разумным действиям, если вы все заранее продумаете — свои действия дома, на работе, в магазине, на улице, в автомобиле и в других местах, где вы бываете.
      Ниже следует перечень приготовлений, которые могут быть сделаны, имея в виду возможное землетрясение. Часть из них — простейшие меры, которые могут быть приняты немедленно, другие рекомендации адресованы к тем, кто готов потратить свое время и силы для обеспечения дополнительной безопасности.
      Заранее наметьте наиболее экономный и безопасный путь выхода из помещения в случае землетрясения. Помните, что оно может произойти ночью, а двери и коридоры будут забиты людьми. Двери также может заклинить.
      Заранее определите наиболее безопасные места в квартире (внутренние углы у капитальных стен, проемы внутренних дверей, столы, кровати).
      Научите занимать безопасное место детей, а также других членов вашей семьи.
      Не держите без крайней необходимости тяжелые вещи на шкафах и полках.
      Выясните, как отключается газ, электричество и вода в вашем доме и других местах, где вы бываете. Если для перекрытия магистрали нужен гаечный ключ, положите (или привяжите) его поблизости от перекрываемого вентиля.
      Имейте наготове аптечку первой помощи и овладейте приемами ее оказания. Если вы постоянно принимаете какие-либо лекарства, имейте неприкосновенный запас препаратов, необходимых вам и вашим близким.
      Всегда имейте под рукой радиоприемник на батарейках, карманный фонарь и запас батареек для них.
      Прикрепите к стенам книжные шкафы и другую тяжелую мебель, которая может опрокинуться.
      Храните огнеопасные и ядовитые материалы в надежном месте, где они не могут разлиться.
      Проследите, чтобы ваша кровать располагалась подальше от больших окон, зеркал и тяжелых предметов, могущих упасть.
      Проверьте состояние вашего дома, определите, какие требуются меры по его укреплению.
      Оказывайте поддержку деятельности местных органов по обеспечению готовности к стихийным бедствиям. Поддерживайте их усилия по восстановлению и реконструкции старых и ветхих строений, сооружений, включая укрепление или снос ненадежных элементов строений.
      Запишите рядом с телефоном номера скорой помощи, пожарной команды, милиции и сейсмической станции. Последний номер вам может понадобиться для уточнения места возникновения землетрясения.
      При добросовестном следовании рекомендациям, приведенным в настоящей памятке, вы сможете существенно уменьшить тяжесть последствий землетрясения и принести больше пользы себе и другим, когда произойдет следующее землетрясение.
      Оценка балльности землетрясения по общим признакам
      1 балл — незаметное — не ощущается людьми; колебания почвы отмечаются только приборами.
      2 балла — очень слабое — ощущается людьми на верхних этажах зданий.
      3 балла — слабое — колебания отмечаются многими людьми.
      4 балла — умеренное — ощущают почти все; дребезжат стекла.
      5 баллов — довольно сильное — многие спящие просыпаются; раскачиваются люстры и т. д.
      6 баллов — сильное — легкие повреждения зданий, тонкие трещины в штукатурке.
      7 баллов — очень сильное — трещины в стенах, откалывание кусков штукатурки, карнизов, частичное разрушение дымовых труб.
      8 баллов — разрушительное — падение карнизов, дымовых труб; сквозные трещины в стенах и частичное их обрушение; людям трудно устоять на ногах.
      9 баллов — опустошительное — обрушивание стен, перекрытий кровли зданий.
      10 баллов — уничтожающее — разрушение многих зданий, трещины в грунтах до 1 м шириной.
      11 баллов — катастрофа — многочисленные трещины и рвы на земной поверхности, большие обвалы в горах.
      12 баллов — сильная катастрофа — значительные изменения рельефа местности.
      Публикуется по памятке "Землетрясение: как себя вести" (М., 1991).


      Как действовать во время землетрясения:


      Как действовать в завале:

      Темы о землетрясениях и обо всём, что связано с этим стихийным бедствием читайте на нашем Камчатском форуме:
      Землетрясение на Камчатке, где произошло землетрясение, впечатления жителей Камчатки от последнего камчатского землетрясения — тема о последних землетрясениях, которые явно чувствовались в городе Петропавловске-Камчатском, и других населенных пунктах Камчатского края. Цунами: как правильно себя вести (памятка для населения). Пеплопад: как защитить свою семью, приборы в доме и на работе от пепла (памятка для населения Камчатки). Официальные мероприятия, решения по сейсмозащите Камчатки. Опрос жителей сейсмоопасного региона — Камчатки. Узнайте свой IQ-Z (тест на сейсмограмотность). Землетрясения: мнение экспертов, обсуждение землетрясений и способов выживания. Собираем "тревожный чемоданчик" на случай землетрясения. Как определить по внешним признакам силу землетрясения, сколько было баллов?
    • Камчадал
      От Камчадал
      Специальная тема о землетрясениях в Камчатском крае в 2017 году: информация о том, где произошло землетрясение, впечатления жителей Камчатки от последнего землетрясения.
      Информация о камчатских землетрясениях в прошлом году здесь.
    • Камчадал
      От Камчадал
      Специальная тема на камчатском форуме об учениях по предупреждению, ликвидации последствий цунами; обеспечения более быстрого и точного прогноза цунами и повышения оперативного реагирования при угрозе цунами в Тихом океане.
      Источник информации: www.41.mchs.gov.ru
    • Раиса Аркадьевна
      От Раиса Аркадьевна
      Информация о том, как по внешним признакам определить, сколько баллов было у произошедшего землетрясения, есть в книге камчатских ученых А. В. Викулина, Н. В. Семенца, В. А. Широкова "Землетрясение будет завтра".
      Книга была выпущена в 1989 году — через 18 лет после сильного землетрясения на Камчатке в ноябре 1971 года, которое до сих пор в памяти старожилов Петропавловска-Камчатского, Усть-Камчатска и других посёлков, особенно восточного побережья полуострова Камчатка. Со времени выхода книги прошло ещё столько же лет. Но информация вряд ли устарела. Во всяком случае, для ориентировки она нам полезна.
      Итак, сила (интенсивность) сотрясения в данном месте измеряется в баллах. В России принята 12-балльная шкала MSK-64; в Европе и в США — 12-балльная шкала Меркали, в Японии — 7-балльная шкала JMA.
      Эта информация о шкалах есть практически в каждом издании на тему землетрясений.
      А теперь — цитата из книги "Землетрясение будет завтра" (страницы 13–15):
      Темы о землетрясениях и обо всём, что связано с этим стихийным бедствием читайте на нашем Камчатском форуме:
      Землетрясение на Камчатке, где произошло землетрясение, впечатления жителей Камчатки от последнего камчатского землетрясения — тема о последних землетрясениях, которые явно чувствовались в городе Петропавловске-Камчатском, и других населенных пунктах Камчатского края. Землетрясение: как правильно себя вести (памятка для населения). Цунами: как правильно себя вести (памятка для населения). Пеплопад: как защитить свою семью, приборы в доме и на работе от пепла (памятка для населения Камчатки). Официальные мероприятия, решения по сейсмозащите Камчатки. Опрос жителей сейсмоопасного региона — Камчатки. Узнайте свой IQ-Z (тест на сейсмограмотность). Землетрясения: мнение экспертов, обсуждение землетрясений и способов выживания.
    • Раиса Аркадьевна
      От Раиса Аркадьевна
      Цунами: как правильно себя вести
      Памятка для населения
      Большинство цунами вызывается землетрясениями, которые происходят под дном океана, чаще всего на периферийных участках Тихого океана.
      К потенциально опасным относятся пониженные участки вдоль берегов, в заливах и бухтах с высотой менее 15 м над уровнем моря — при цунами удаленного происхождения и менее 30 м — при цунами местного происхождения.
      Правила безопасности при цунами
      Цунами — не единичная волна, а серия из нескольких волн. Следовательно, оставайтесь вдали от опасной зоны, пока не пройдут все волны или пока не последует сигнал отбоя тревоги; опасность цунами может существовать в течение нескольких часов.
      Будьте внимательны к предупреждениям о цунами при удаленных землетрясениях.
      Любое землетрясение, происшедшее в море у берега, может вызвать местное цунами. Если вы ощутили такое землетрясение, немедленно покиньте берег.
      О приближении цунами может возвестить заметный подъем или спад уровня моря вдоль береговой линии. Такой сигнал всегда должен служить предупреждением.
      Никогда не спускайтесь к морю, чтобы посмотреть на обнажившееся при цунами дно или посмотреть на цунами. Когда увидите приближающуюся волну, спасаться будет уже поздно.
      При первых признаках цунами, упомянутых выше, следует быстро и организованно покинуть побережье и укрыться в местах, высота которых над уровнем моря составляет не менее 30–40 м. При этом на возвышенности взбираться следует вверх по склону, а не по долинам рек, впадающих в море, так как реки сами могут служить проводником для водного вала, несущегося против их течения.
      Если поблизости нет возвышенности, нужно удалиться от берега моря на расстояние 2–3 километра.
      Судам, находящимся в прибрежных водах или стоящим на якоре на открытом рейде или в бухте с широким входом, а тем более у причала, при угрозе цунами следует срочно уйти в океан за 50-метровую изобату.
      Если в продолжение одного-двух часов после сильного землетрясения море вообще так и не начало отступать от берега и волны цунами не появились, значит, угроза миновала.
      Помните! Не столь страшно цунами, сколь человеческая беспечность и неорганизованность во время бедствия.
      Как действовать во время цунами:


      Темы о землетрясениях и обо всём, что связано с этим стихийным бедствием читайте на нашем Камчатском форуме:
      Землетрясение на Камчатке, где произошло землетрясение, впечатления жителей Камчатки от последнего камчатского землетрясения — тема о последних землетрясениях, которые явно чувствовались в городе Петропавловске-Камчатском, и других населенных пунктах Камчатского края. Землетрясение: как правильно себя вести (памятка для населения). Пеплопад: как защитить свою семью, приборы в доме и на работе от пепла (памятка для населения Камчатки). Официальные мероприятия, решения по сейсмозащите Камчатки. Опрос жителей сейсмоопасного региона — Камчатки. Узнайте свой IQ-Z (тест на сейсмограмотность). Как определить по внешним признакам силу землетрясения, сколько было баллов? Собираем "тревожный чемоданчик" на случай землетрясения. Землетрясения: мнение экспертов, обсуждение землетрясений и способов выживания.